Перейти к содержимому

Елисей Карлович

Короткий рассказ об одном дне из жизни не самого обычного майора.

Утро товарища майора наступило по расписанию, в 16.00. Начинало темнеть и, видимо, небо затянуло. Елисей Карлович определил это по ощущению бодрости в теле. Поднял товарища майора привычный, но мерзкий звонок верного и старого будильника “Слава”.
Прислушиваясь к себе, к ощущениям, предчувствиям и окружающему пространству, Елисей Карлович привычно застелил постель шерстяным одеялом, разгладил почти любовно все складки на ткани, включил на буржуйском смартфоне радио и принялся за зарядку. Радиоканал не радовал новизной. Видимо потому что был записью. В записи каждый день давали Высоцкого, прогноз погоды, потом утреннюю гимнастику в привычном исполнении товарища Гордеева. От двенадцатого рывка гири Елисея Карловича отвлекла, прервавшая утреннюю гимнастику “Катюша” - симфонический звонок смартфона. Нацепив на ухо новомодную, хоть и удобную гарнитуру, Елисей Карлович ответил:
У аппарата!
Звонил Кузьма, директор базы отдыха и лесхозяйства. Сообщил, что в окрестностях поселка, ближе к рыббазе взвод солдат с утра что-то копает. Елисей Карлович поинтересовался, не закапывал ли там Кузьма чего-то ему нужного. Кузьма ответил, что нет - не закапывал. Тогда Елисей Карлович посоветовал Кузьме и не переживать по этому поводу, отключился и поставил гири обратно в шкаф. Зная Кузьму, правда, гарнитуру снимать не стал.
Солнце видимо село, Елисей Карлович ощутил прилив сил и проснувшийся аппетит. День начинался неплохо. После холодного и освежающего душа, товарищ майор оделся, починил текущий бак, заштопал невесть какой летучей скотиной вчера проеденную дырочку на шерстяной гимнастерке, тщательно побрился перед зеркалом, прикинул, что не помешало бы скоро снова попросить Раису Тамановну его подстричь.
Около 20.00 Елисей Карлович сел завтракать. Он достал из запасов банку прибалтийских шпротов и налил себе стопочку водки. Как будто учуяв через стены шпроты, под дверью замяукала местная бродячая Мурка. “Придется делиться” - подумал Елисей Карлович и тут снова “Катюшей” зазвонил смартфон.
- У аппарата! - ответил Елисей Карлович, открывая Мурке дверь.
- Елисей Карлыч, они теперь за кладбищем копают. Мы пообщались с их сержантом, но тот под идиота косит и в непонятки играет! - пожаловался Кузьма.
- Кузьма, а за кладбищем ты ничего не закапывал? - поинтересовался товарищ Майор вежливо.
- Да не закапывал я ничего за кладбищем! - Разгорячился Кузьма. - Не смешно. Я о серьезном те говорю!
- Ну раз не закапывал, то какая тебе разница, что они там копают? Поверь, если взвод солдат что-то делает, то вполне возможно что во всем мире никто не знает зачем. Если выкопают что-то важное, что ты закапывал…
- Да иди ты! - взорвался Кузьма и бросил трубку на том конце провода.
Елисей Карлович поделился с Муркой шпротами, съел полрыбки сам, причувствовался к своим ощущениям, понял что с пищей мирской на сегодня хватит и запил водочкой.
За окнами похолодало. Елисей Карлович холод не любил и надел шинель. Планов на сегодня у товарища майора наконец-то не было и поэтому он решил посвятить ночь кинематографу. На ноутбуке лежали все серии 17 мгновений весны и ждали с нетерпением, когда же Елисей Карлович их сядет пересматривать.
Мурка устроилась мурлыкать на коленях, как только товарищ майор устроился в кресле и включил телевизор - новомодный, плоский и огромный, но в целом, хороший.
На середине первой серии снова зазвонил смартфон. На этот раз звонил Роман Николаевич, участковый, человек умный, спокойный, обстоятельный.
- У аппарата! - ответил Елисей Карлович.
- Доброй ночи, Елисей Карлович, - поздоровался Роман Николаевич. - Тут э… такое дело, эээ….
- Солдаты все еще копают? - Удивился товарищ майор.
- Да, в том что и дело, что все копают. Теперь у края леса, за “Замком дракулы” копают. Разрешение показали. Ищут дескать “следы войны”, неразорвавшиеся снаряды… - Роман Николаевич явно был в растерянности. Елисей Карлович признаться тоже растерялся:
- Так ночь же… Что же они там ночью копают?
- Может подойдете? - робко попросил Роман Николаевич.
Елисей Карлович печально прислушался к тому как воет за стенами зимний ветер.
- Обождите минут пятнадцать. Подойду к “Замку Дракулы”.
Пригревшуюся на коленях Мурку пришлось согнать, а Тихонова поставить на паузу.

Морозец на улице был знатный. Снег противно поскрипывал. С неудовольствием Елисей Карлович отметил как остывает и замедляется в его теле кровь, запахнул поплотнее шинель, по скрипучему свежему снегу направился к кабаку “Замок дракулы”.

В “Замке дракулы” сидели немцы. Туристы. Лыжники. Елисей Карлович еще при подходе услышал как они обсуждают по-немецки что-то относящееся к чему-то современному и современно-технологичному. Вражеский немецкий язык Елисей Карлович хорошо знал, слух имел отменный но в “гаджетах”-”виджетах” совершенно не разбирался. На крыльце кабака-ресторана с вампирски-романтическим названием стоял в теплой милицейской куртке Роман Николаевич. За кабаком пыхтели, стучали о промерзшую землю лопатами, матерились и сопели солдаты.
Роман Николаевич вид имел виноватый.
- Очень неудобно, что вас потревожить пришлось, Елисей Карлович, - принялся он извиняться. - Кузьма вот нервничает, говорит: “подозрительно это”. И Раиса Тамановна тогось… - Роман Николаевич смутился и понизил голос, - на конференции с утра.
- На конференции? - не понял Елисей Карлович. - А, на шабаше, чтоль? Ну не переживайте, Роман Николаевич. Поговорю сейчас, узнаю, что они там копают. - пообещал товарищ майор и направился по протоптанной солдатами тропинке в сторону “внезапных раскопок”.
Сержанта Елисей Карлович опознал сразу по самой нервной голове. Недовольными, замерзшими и уставшими были все, но нервничал только он.
Расправив плечи и включив командный голос, Елисей Карлович поинтересовался подходя громовым голосом. - Таааак, это что тут за херня творится? Кто старший?
Рефлексы у современных сержантов были уже не те, но Елисей Карлович добавил к голосу еще и немного особенной “мистики” и сержант тут же вытянулся по струнке и начал, заикаясь, рассказывать товарищу майору о тяжкой своей жизни. Взвод молча слушал и хором соглашался.
Дослушав душевный рассказ молоденького и замерзшего сержанта, Елисей Карлович искренне парням посочувствовал, пожелал хорошей службы и направился к поджидающему уже в компании Кузьмы Роману Николаевичу. Кузьма приехал на своем огромном джипе и был не в меру яростен и активен. Елисей Карлович глянул на небо. В просветах туч обозначился контур почти уже полной луны.
- Все в порядке, Роман Николаевич. - Спокойно и доброжелательно сказал товарищ майор участковому. - Они по своему делу копают, нас не касающемуся.
Кузьма собрался было то ли возразить что-то, то ли возмутиться, но товарищ майор его перебил, - Ничего твоего Кузьма они выкапывать не будут. Они свое закапывают. Все в порядке.
- Да иди ты! - Взревел Кузьма, но Елисею Карловичу уже было не до него, еще немного и он перестал бы уже ощущать собственные пальцы от холода. Досадно когда с кровообращением беда. Неудобно жить с такими особенностями в таком умеренном климате.
Дома, выкрутив вентили электрических обогревателей на максимум Елисей Карлович сел в кресло. Пальцы двигались плохо, ноги замерзли, ощутимо начинал тревожить голод и было уже не до фильма. Елисей Карлович холодными пальцами долго листал свою записную книжку, старую, разбухшую. В ней актуальных по сей день номеров оставалось не более десяти неверное, остальные выбыли. В итоге он открыл нужную страницу, достал из кармана свой смартфон и набрал на сенсорном экране непривычно длинный номер.

Через час порозовевший и веселый Елисей Карлович сидел за столом и наливал себе водку в стопочку, а рыжая и добрая девушка Соня с пластырем на сгибе локтя нарезала тоненькими полосочками вкусное настоящее сало и складывала себе на огромный бутерброд.
- И мне тоже налей для согреву и отопления. - Кивнула Соня на бутылку и укусила от своего огромного бутерброда с аппетитом. Все еще пережевывая, она спросила потом: - Елисей Карлович, так а чего там копали то? Кузьма всем мозг вынес этим.
Елисей Карлович рассмеялся.
- Да начальник части ездит к Раисе Тамановне постоянно же. То от алкоголизма его лечить, то заговор от проверки, то заговор от тещи. А тут ему приворот понадобился, Милу нашу решил привораживать. Вот ему Раиса Тамановна и выдала три мешка с ромашкой и сказала мол закопай на три стороны от избранницы, чтобы она в центре оказалась. Вот солдатики и стараются. Жалко что Милка с Раисой Тамановной сегодня на шабаше видать, а то может и сработало бы...

Добавить комментарий