Перейти к содержимому

Тяжелый разговор

Короткий рассказ о сложном и странном разговоре двух чудовищ.

Майор поправил лампу на столе и закурил. Уже второй день ничего не ладилось, а время утекало как вода, как песок сквозь пальцы. Других сравнений майору в голову не пришло.
Ни разу еще не было так сложно. Пленный выглядел бодро. Все еще с мокрыми волосами. Губы разбиты, но не отекли. Вообще, с удивлением вдруг заметил майор, лицо не отекало.
- Ну так что, - майор обошел стул, к которому был привязан пленный. - Звание, воинская часть, задание. Все как обычно, ты знаешь.
Пленный прокашлялся сипло и поднял на майора внезапно ясный взгляд. Глаза в свете лампы заискрили голубым.
- Ну а зачем тебе? Ладно, про задание я понимаю, ну а звание-то к чему? Тем более воинская часть.
Майор затушил сигарету о плечо пленного. Тот дернулся, поморщился и тяжело вздохнул.
- А вообще, представь себе на минутку, что нет ни задания, ни звания, ни воинской части - одна лишь личная инициатива? Ты на меня тратишь время, диверсанты крадутся по лесу, а я просто псих, которому не хватало внимания и боли. Интересное предположение, правда?
Майор скрипнул зубами.
- Меня достали твои шутки. Ты же понимаешь, что я тебя прямо сейчас могу пристрелить.
- Не-а, - пленный улыбнулся разбитыми губами. Блеснули ровные белые зубы. Майор мог бы поклясться, что в прошлый раз зубы мерзавцу повредили. Ан нет. - Не пристрелишь. Тебе же дико важно понять, что я вызнавал. Я ведь и правда мог изучать маршруты для группы. И не я один. Когда они пойдут? Где? У них просто взрывчатка или химия какая-нибудь? Тебе это так интересно!
- А тебе похоже нравится тут сидеть, - майор хмыкнул и снова закурил. - Смотрю, ты все еще смелый. Может тебя еще разок в холодной водичке притопить для большего ко мне расположения?
- Ну, - пленный рассмеялся мягко, - это дело добровольное. Если тебе нравится - как же я тебе помешаю. Что ж я сделаю в моем-то положении.
- Расскажешь все, - предложил майор. Он присел на край стола напротив пленного и теперь глядел с неприязнью и силился подавить зевоту. Шли вторые сутки без сна.
- Все? Совсем все?
- Все, - кивнул майор и затянулся. От сигарет уже подташнивало.
- А если не поверишь?
Он почувствовал что действительно сейчас его убьет. И будь что будет. Но порыв схлынул.
- А ты попробуй, - прошипел майор. - Я слушаю.
- Хорошо, - неожиданно согласился пленный. - Но сначала о тебе.
- Хм… - майор выгнул бровь.
- Почему ты здесь? Тут же ад. Мерзейшее место на всей границе. Человеческий облик слетает с офицеров на второй неделе службы. Про солдат я вообще молчу. Так почему же?
Майор закрыл глаза, борясь с приступом ярости. Снова взглянул на мерзавца. Тот улыбался. Избитый, третий день без сна, без еды. Улыбался. Не натужно, не вымученно, без бравады. Просто улыбался. Для себя, не для майора.
- А тебе не многовато будет? - спросил майор спокойно.
- Ну так ты же меня все равно к деревцу потом отведешь и отвернуться попросишь, - сказал он с улыбкой,.- Так что бы тебе мне не рассказать о чем прошу? Тебе же важно, чтобы я говорил. Нужно же. Тогда я жду ответа.
Майор затушил сигарету о стол и вышел.

***

Когда он вернулся - посвежевший, выбритый, напившийся горячего чаю, - пленного потряхивало. Частично от холода. Вода еще стекала по лицу, мешаясь с красным на щеке.
- Ну что, - поинтересовался майор, взял за спинку стул из-за стола, грохнул напротив пленного и уселся, закинув ногу на ногу. - Готов отвечать?
- А ты готов? Мне все интереснее и интереснее, знаешь.
- А ты я вижу крепкий, - хмыкнул майор, глядя на его губы. Он мог бы поклясться, что в прошлый раз они выглядели хуже. - Где тебя готовили?
- В высях небесных, - легкомысленно ответил пленный. - Далеко.
- Летчик? - майор прищурился.
- Тьфу! Ну зачем так буквально все понимать! - укоризненно воскликнул наглец. - Ну так что насчет твоей интересной истории?
Майор по-привычке закурил, разглядывая пленного. Дрожь того бить уже перестала и сидел он удобно, расслабленно, каким бы нереальным это не казалось.
- Ну хорошо, - майор хмыкнул. - Когда началась война, я заканчивал уже офицерское училище. Потом служил, потом доучивался, потом снова служил, потом подал прошение о переводе сюда. Удовлетворили. Теперь говори.
- Нет, - несогласно покачал головой наглец. - Не то, сам понимаешь. С самого начала расскажи.
- Это откуда же? С роддома? - выгнул бровь майор.
- Со школы. Пояснил пленный и наклонил голову к плечу, выжидая.
“И не больно ему двигаться? - отметил Майор с удивлением. - Что-то многовато он вертится”.
- А давай я лучше с тебя кожу сдеру? - предложил майор.
Пленный рассмеялся, потом закашлялся.
- Сам не станешь, - весело сказал он. - Ты кому-нибудь поручишь, а сам будешь тем временем кофе пить и отчаянно завидовать. А ты бы пришел хоть раз посмотреть на самом деле. Чего мучиться-то?
Майор промолчал, глядя на мерзавца задумчиво. Мерзавец прищурившись смотрел на майора.
- В точку! - воскликнул он. - Ты хочешь посмотреть!
- Заткнись, - резко ответил майор. - И отвечай, откуда ты родом. Иначе никакого разговора у нас больше не будет. Ты меня достал.
Пленный мечтательно посмотрел в потолок.
- Из далеких, древних, прекрасных земель. Назовем их - точка на карте. Сейчас там земли нет.
- Все шутишь?
- Я абсолютно серьезен, - возразил мерзавец. - А ты откуда родом? Ты ведь понимаешь, что придется ответить на мои вопросы. У тебя же нет другого выбора. Так чего тянуть-то?
Майор встал.
- Ты посиди. Подумай. Вспомни звание, войсковую часть и задание. И не забудь до следующего моего визита. Приятного плавания.

- Ну. Как ты? - спросил майор. Он успел даже пару часов поспать, но толку от этих двух часов по ощущениям никакого не было.
- Смотрел на этот раз? - спросил пленный хрипло. Он стал побледнее и выглядел усталым. А к этому моменту другие уже хрипели, клялись что рассказали все и умоляли наконец убить.
Майор не знал что делать, как объяснить удивительную стойкость пленного. К тому же чувствовал нарастающую сюрреалистичность ситуации. Но необходимость подумать об этом ускользала от него, задерживаясь в голове только короткими удивленными мыслями.
- Смотрел… - усмехнулся пленный. Майору показалось, что он был доволен. - Тебе понравилось?
- Вернемся к нашим вопросам, - майор сел за стол и оперся на локти. - Звание, войсковая часть, задание.
- А ты ведь вспоминал школу. Готовился к рассказу, - улыбаясь произнес пленный. - Не тяни. Нас же никто не услышит. Обещаю, я тебе все расскажу. Только удовлетвори мое любопытство.
Майор помолчал. Он чувствовал себя очень уставшим.
- В школе я не доучился. Меня пригласили сдать экзамен в академию. Я сдал. Меня взяли.
- О, ты наверняка был способным. Но меня интересует не это. С чего все началось?
Майор хмыкнул и снова закурил.
- Все началось с экзамена.
- Нет, - возразил пленный уверенно. - Все началось с того, что толкнуло тебя поступать в академию. Где ты жил лет в двенадцать?
- О как… - воскликнул майор и усмехнулся. - Ну допустим. Я жил с родителями в глубинке. Маленький городок в окружении леса. Я хотел быть лесником, а не военным. Любил по лесу ходить. Не терялся в лесу, не голодал, не рисковал. И никакого это отношения не имеет к тому, почему я поступил в академию.
- Не поверишь, но все взаимосвязано. Не может быть чтобы то, что предшествовало, не повлияло на то, что произошло.
- Псих гребаный, - сказал майор презрительно.
Пленный улыбнулся.
- Хорошо тебе было в лесу?
- Хорошо, - отрезал майор.
В памяти возникло то самое - зелень вокруг, запахи, нервно дергающиеся ноздри, шорохи, движения. Животные, птицы. Птицы. Нервно что-то дернулось в груди. Стало жарко, вспыхнула ярость.
Со скрежетом резко двинув стол в сторону он ринулся к пленному, схватил его крепко за мокрые волосы и принялся с оттяжкой, сжав зубы, бить по лицу. Снова и снова. Чувствуя, как с каждым ударом приходит успокоение.
Кулак начал скользить. На мгновение возник страх - вдруг убил - и сознание прояснилось, вернулся самоконтроль.
Майор отпустил волосы пленного и откинул ему голову.
Тот был в сознании, голову держал сам и смеялся. Легко и весело, как ребенок в цирке. На мгновение майору стало жутко.
Из разбитых скул текла яркая кровь. Белые, ровные зубы блестели, даже не окрашенные красным.
- Поверь, майор. Ты или можешь меня убить, или расскажешь мне то, что я хочу услышать. А затем ты получишь от меня, легко и просто ответы, тебя интересующие. У нас нет другого варианта. Нет. Ты зря мучаешься, тянешь время, борешься с ситуацией. Я не давлю. Я просто честно говорю тебе, как обстоят у нас дела.
Майор вынул платок из кармана и вытер ладони, не поднимая взгляда от своих рук. Затем, кинув платок в урну, он вышел и хлопнул дверью.

***

Пленный встретил возвращение майора любопытным, ясным взглядом. Майор был мрачен. Он прекрасно понимал, что допрос слил. Он не понял, как пленный перетянул на себя ведущую роль в их затянувшейся беседе. А больше поручить было некому. И нужно, необходимо было знать, с каким заданием скотина перешел границу. Неприятно и странно было от мысли о том, что с психом придется договариваться. Еще ни разу не было такого на памяти майора. Ни разу.
- Привет! - поздоровался пленный. На его заострившихся скулах кровь запеклась уже корочками. Лицо казалось бледным, острым, хотя должно было стать уже лиловым, отекшим до потери каких-либо очертаний.
Майор присел на край криво стоящего стола напротив собеседника.
- Дом у нас был у самого леса, - произнес он, доставая из пачки последнюю папиросу. - Я часто без разрешения ходил туда. Меня ругали, когда я задерживался до темноты, но ночной лес мне нравился больше всего.
- А птицы? - просил пленный.
Майор вздрогнул и замолчал, мысли спутались.
- Птицы, - мягко напомнил собеседник.
- Птицы меня пугали. И манили одновременно. Они садились ко мне на плечи. Это было странно. Все время, куда бы я не шел, они надо мной кричали и мне казалось, что они понимали меня. Я поэтому ни разу и не заблудился. Они выводили меня, когда я думал об этом.
Майор тряхнул головой, закурил и сказал:
- Это все детские фантазии. Искажения памяти. Глупости. И при чем здесь птицы?
- Птицы очень важны, - серьезно ответил пленный. - А собаки? Ты любил собак?
Майор встал и принялся нервно ходить по комнате за спиной у собеседника. Тот головой не крутил, сидел расслабленно.
- Не любил?
- Не любил, - подтвердил майор и замолчал. - И зачем тебе это?
- Это нормально, - вдруг сказал пленный. - Меня это не удивит и не шокирует. Расскажи?
Майор, бросив на пол сигарету, шагнул к пленному и обхватил его ладонями за шею. Сжав зубы он с ненавистью надавил и почувствовал странное, успокаивающее, зудящее удовлетворение от этого.
Пленный напрягся, замычал жалобно и затем затих, обмяк. Майор, успокоившись вдруг, как будто и не терял контроля, прижал пальцы к шее пленного. Тот был жив - сердце билось.
Нужен был кофе. И сигареты. Особенно сигареты. Майор провел ладонями по лицу. Руки слегка дрожали. “Нельзя отсюда выходить в таком состоянии - подумал он”.
Майор поставил напротив пленного стул, сел на него верхом и принялся ждать, разглядывая острое, бледное лицо с ссадинами и царапинами, но без единого признака синяков.
Спустя какое-то время собеседник вздохнул глубоко и вздрогнул, захрипел и открыл голубые глаза. И, скотина, снова улыбнулся. Майору даже показалось, что улыбнулся удовлетворенно.
- Грубо, - сипло произнес он. - Но тебя нельзя винить. Я тебя понимаю.
Майор выгнул бровь, глядя неприязненно.
- Я не военный. Я частник. Независимый специалист. Я перешел реку у насыпного вала. Шел из деревни, там ставка. Но я в деревне не задерживался, только пообщался с капитаном. Это авансом. Чтобы доказать, что все расскажу.
Майор кивнул, прикидывая ценность полученной информации. Что-то это давало. Того направления он не ожидал и о ставке не был осведомлен. Осталось проверить. Доверия психу не было.
- Расскажи про собаку? - попросил тот.
Майор хмыкнул. Скорее рыкнул и тряхнул головой.
- Была у нас собака. Ее зарезали.
- Кто? - спросил пленный тихо и майору показалось, что он опять улыбается.
- Я вышел ночью во двор и смотрю - лежит собака. Зарезанная. Еще дергается, - зло ответил он.
- А что у тебя в руке было? - последовал вопрос и майор нервно дернул плечом. Он закрыл глаза и подумал, что сейчас стоило бы, правда, забить его до смерти. Проще было бы застрелить. Одно движение и все. И можно забыть об этом как о дурном сне. Напиться, сорваться за какое-нибудь дело на лейтенантах и забыть. Но стрелять нельзя. Объяснять потом будет сложно. Придется писанину разводить.
- Не убивай меня сейчас, - сказал вдруг пленный, как будто мысли читал. - Ты не узнаешь важного. Ты же все еще хочешь спасти своих людей. Ведь это все - только ради этого.
- Откуда ты знаешь про собаку? - спросил майор.
- Понял по твоему лицу, - он улыбнулся. - Как только зашла речь о собаках. Так что в руке у тебя было? Нож?
Майор кивнул:
- Нож. Да.
Пленный молчал. Ждал.
- Она всегда на меня рычала. Ни за что. Я бесился. Она любила всех в семье, а меня ненавидела.
- А потом?
Майор скрипнул зубами.
- Ты даже не представляешь, насколько это нормально, - заверил пленный. Майор посмотрел на него странно.
- Я облизнул нож, - признался он. - И мне очень понравилось это. И я пил из раны. Языком так ощущались эти волокна, как живые. Теплые… - майор нервно глотнул и закрыл глаза. Сердце колотилось и странное волнение не отпускало. Все стало ярко и ясно, от напряжения отступили усталость и сонное отупение.
- Неужели ты не пытался повторить? - воскликнул пленный. Его взгляд горел любопытством. Ни капли удивления или неприязни в нем не было.
- Родители меня застали с окровавленным ртом, - мрачно ответил майор, испытывая странную потребность об этом рассказать. - Отец бил и не мог даже объяснить за что. Потом все сделали вид, что ничего не видели и не знали. Меня отправили учиться в интернат в другом городе. Говорили школа там лучше. Но я понимал, что им было легче не видеть меня больше. А после школы я сам не хотел возвращаться, поэтому и подал документы. Понадеялся что возьмут.
- Ты никогда не пытался повторить? - собеседник задал тот же вопрос.
Майор закрыл глаза и нащупал пустую сигаретную пачку в кармане. Руки заметно тряслась.
- В армии уже? Или академии? - спросил пленный.
Майора передернуло.
- Есть люди-хищники, майор, - сказал с улыбкой пленный. - Они потомки хищников. Есть остальные. И наши предки привыкли этих остальных есть. Давным давно, в доисторические времена. Это голос предков. Это нормально.
Майор вскочил, опрокинув стул, схватил его за волосы и снова ударил. Брызнула кровь от удара, кулак скользнул.
Снова стало легче. По подбородку собеседника текла красная струйка. Красная струйка приковывала внимание. Майор посмотрел на кулак, измазанный красным.
- Просто попробуй, - негромко сказал пленный. - Я же не смогу никому рассказать.
Майор бросил на него взгляд и слизнул кровь с костяшек. Что-то вспомнилось, неуловимое, застучало в груди, стало странно хорошо и мучительно. Майор наклонился и.удерживая собеседника за волосы облизнул его разбитую скулу. Рот наполнил густой вкус.
- Ведь было у тебя уже это? - улыбнулся пленный. - Ты же знаешь каково это на вкус?
- Знаю, - майор поднял стул и снова сел напротив собеседника. - Это тоже было на допросе. Давно. Был тяжелый день. Был тяжелый год. А с тех пор никогда такого не было. Я лечился от срыва. Я вылечился.
- От природы не вылечишься, - в голове пленного майору почудилось сочувствие. - Не стоит. Вспомни, как хорошо это было - чувствовать себя хищником. Разве это делало тебя слабее или хуже?
Майор закрыл глаза и ощутил, как тело становится легче, как расправляются плечи.
- Я не диверсант, жаль тебя расстраивать, - сказал пленный. - Я здесь потому, что хотел попасть в плен.
Майор посмотрел на собеседника и понял вдруг с ужасом, что тот не врет.
- Кто ты?
Пленный пожал плечами.
- Мое название уже никому ничего не скажет. Но можешь считать, что когда-нибудь ты станешь мной.
Майор молчал и смотрел на гостя. Тот, улыбаясь, смотрел на майора. Время растянулось, перестало ощущаться.
- Ты знаешь, что сейчас нужно сделать? - спросил пленный.
- Догадываюсь, - майор кивнул, сжал и расправил ладонь.
- Тогда не медли.
Майор потянулся к кобуре, замер на мгновенье и достал пистолет. Он прицелился в середину лба своего собеседника. Рука дрогнула.
- Не переживай. Мы скоро встретимся, - пообещал гость.
- На том свете?
Гость усмехнулся.
- Тот свет наступит еще не скоро. А я намереваюсь задержаться в этом. Мы скоро встретимся.
Майор молчал и смотрел в середину бледного лба. Пришло странное успокоение. Руки перестали дрожать. Появились силы, появился азарт. Чувство бессмертия. Чувство бесконечности. И он спустил курок.

Добавить комментарий