Перейти к содержимому

Зяблик

Рассказ о хищных, невидимых обитателях человеческих городов, чудовищах, охотнике и одном из тех, кто живет "по ту сторону" света. 18+

Зяблик помнил, что когда-то солнце было совсем другим. Оно было тогда теплым и желтым, щекотало ресницы, и от него хотелось чихать. Можно было нырнуть в его лучи, как в теплую волну. Теперь того солнца уже не было. Теперь то, что называлось “солнце”, пахло горячим металлом и чем-то горьким, от этого запаха начинало тошнить. А свет нынешнего солнца вызывал внутри нестерпимую тоску и страх, и слабость, и желание пятиться и ползти, толкаясь ногами как можно дальше, туда, где его не видно и нет его запаха. И даже в голову не могла прийти мысль - нырнуть в эти смертельные, бесцветные, враждебные лучи.
И вот он сидел на трубах в подвале Вихря и прислушивался к ощущениям, глядя на ржавую металлическую дверь, за которой солнце садилось за горизонт, давая место спасительным сумеркам.
Вихрь был занят. Он посадил на одну паутину двух пауков и наблюдал за их боем. Пыль курил, сидя рядом с Зябликом, и щурился на огонек сигареты.
- Куда сегодня пойдем? - спросил он.
- На стройку, - охотно отозвался Вихрь.
- К студентам? - уточнил Зяблик.
Пыль довольно засмеялся себе под нос.
- Ага, - ответил Вихрь. - Хочу новые джинсы.
Зяблик задумался и медленно кивнул.
- Там есть светленький такой. В очках... Давайте не будем его трогать? - попросил он внезапно.
Вихрь фыркнул громко и обернулся. Его глаза вспыхнули в темноте тусклыми зелеными огнями.
Пыль снова засмеялся, прикрыв рот кулаком.
- А тебе нравятся светленькие, - сказал он.
- Очки ему нравятся, - заявил Вихрь. - Он по своим соскучился. Так вот и бери себе его очки и не мучайся.
- Так у него может любовь, - хмыкнул Пыль.
- Значит сначала любовь, потом бери очки, а затем - дело.
Зяблик усмехнулся и вздохнул.
- А он, между прочим, видит нас. Он непростой.
- Прям натурально видит? - уточнил Пыль.
- Ну не прямо… - уклончиво ответил Зяблик. - Боковым зрением видит.
- А ты, значит, за ним следил? - с интересом уточнил Вихрь.
- Было дело, - неохотно ответил Зяблик. - Он ночью один откуда-то шел.
- Так что ж ты его не съел? Побоялся? - усмехнулся Пыль.
Зяблик пожал плечами и улыбнулся.
- А сытый был, вот и не съел. А вообще - вы его мне оставьте, а? Мне он приглянулся чем-то.
- Заметано, - Вихрь досмотрел бой пауков, подошел к двери и осторожно провел по ней рукой.
- Все, народец, можно. Свалила эта херня с неба, теперь наше времечко.
Вечерние сумерки слепили глаза. Небо на западе было еще совсем светлым. У Зяблика недавно еще были модные темные очки, но их ему сломали в драке на прошлой неделе.
Вихрь по-хозяйски положил Зяблику руку на плечи и протянул ему свои.
- Держи, слепыш.
- А ты? - спросил Зяблик не отказываясь и тут же очки надел. Глазам стало полегче.
- А я привычный.

Мир был полон опасностей и полон добычи. Зяблик, Вихрь и Пыль шли вдоль обшарпанных, исписанных граффити стен, шли по подворотням и задними ходами, мимо черных выходов забегаловок и мусорных баков, не высовываясь из тени, торопя наступление темноты. Мимо, не замечая, не видя, не чувствуя, шли люди, беспечные, уверенные в себе, сильные и уязвимые одновременно. Наполненные страхами, сомнениями, кошмарами. Из мягкой плоти и горячей крови. И далеко не каждый из них был доступной добычей. По крайней мере не здесь, не посреди других людей. Это следовало помнить.
Вышли на пустырь на территории бывшей фабрики. Вихрь подобрал бутылку и с улюлюканьем запустил ею в чудом сохранившееся окно старого заброшенного цеха. Полетели осколки. Пыль, рассмеявшись, поднял обломок кирпича и кинул, метя в крупный кусок стекла, чудом удержавшийся в разбитой раме, но промахнулся.
- Студентики наверняка бухие будут, - довольно сказал Пыль. - Вихрь, скольких возьмем?
Вихрь задумчиво пожал плечами, поднял с земли длинный окурок и, распрямив, прикурил от пластиковой зажигалки.
- Посмотрим. Я планировал двоих. Но это, как бухать будут. В любом случае пощиплем всех. А если кто ужрется, отведем к краю, оформим там и пусть падает. Типа надо меньше пить, сам виноват.
- Девку хочу, - мечтательно сказал Пыль.
- Ну это как повезет, - фыркнул Вихрь и приобнял Зяблика за плечи. - Как думаешь, птичка?
Зяблик пожал плечами, забрал у Вихря окурок и прикончил в одну затяжку.
- Я жрать хочу, - ответил он емко. - Но очкарика вы мне обещали. Не надо его трогать.
Вихрь недовольно покосился на Зяблика и убрал с его плеча руку.
- А кто это тут пищит? - раздался шипящий голос.
Зяблик обернулся. Из-за угла цеха вышли четверо - все гнездо Ножика с ним во главе. Его глаза от темноты стали почти полностью черными, только поблескивали по-кошачьи зелеными огоньками, ловя скудные отблески света. На роже Ножика была довольная ухмылка. Моргнув, Зяблик на мгновение вместо нахальной улыбки увидел полную пасть острых зубов и почувствовал, что его собственная улыбка сейчас не краше. Зяблик сощурился и невольно зашипел, вспомнив, как Ножик бил его ногами на прошлой неделе.
- Ребят, это наше место, - заявил Ножик.
Вихрь фыркнул.
- Это ничье место, - сказал он. - Но так и быть, сегодня станет нашим. Когда я из тебя все говно вытрясу и горло перегрызу.
Пыль вздохнул и повел плечами, разминаясь, готовясь драться. Пыль вообще очень круто дрался. И в прошлый раз им бы не досталось, наверняка, если бы Пыль не был раненым. А Вихрь, когда терял голову, становится совершенно психованным и правда мог и горло перегрызть.
Ребятки из Ножикова гнезда тоже собрались, приготовились. Среди них был один новенький, таскался с гнездом не больше месяца. Хрен знает, откуда Ножик его взял. Но драться он совсем не умел. Но остальные были битые, опытные. Так что, считай, трое на трое.
Вихрь поднял кирпич и подкинул в руке. Ножик выдернул из растоптанного сапога обрезок арматуры. Зяблик заозирался в поисках какого-нибудь оружия, поднял пивную бутылку за горлышко и ударом о стену отбил у нее дно.
Начал Вихрь. Он просто кинул кирпич в Ножикова любимчика Ржу и бросился, щелкнув выкидушкой на Ножика. Кирпич попал точно в голову. Ржа всхлипнул, взвыл, завертелся как юла и упал, схватившись за голову и шипя как раскаленный прут в луже. Пыль с места, как спринтер, кинулся на Бугая и они, сцепившись, покатились по щебенке и осколкам бутылок. Зяблику достался младший. Тот решительно кинулся к нему, замахнувшись когтистой рукой и метя в глаза. Зяблик резанул бутылкой по руке, сбив мелкому порыв. Махнул еще раз, заставив отступить, и подножкой сбил врага с ног. Мелкий зашипел. Зяблик неохотно, но уверенно ткнул ногой лежащего под ребра. Гаденыш взвыл, но тут же, схватил Зяблика за ногу и вцепился в нее зубами, легко прокусив джинсы. Зяблик заорал и выматерился, схватил мелкого за волосы и парой серьезных, так что ободрал костяшки, ударов по лицу его успокоил. Мелкий обмяк и лег, свернувшись калачиком и прикрыв рукой голову. Зяблик оглянулся. Пыль повалил Бугая и бил ногами. Тот, подняв руку, попросил пощады, и Пыль успокоился. А Вихрь с Ножиком, уже оба в крови, катались по земле, шипя, кусаясь и матеря друг друга.
Зяблик подошел к дерущимся. Одновременно с ним приблизился и Пыль.
Пыль хрипло откашлялся и гаркнул:
- Ножик, фу! Ты один остался. Баста.
Ножик оглянулся, пропустил удар и, получив в лоб, обмяк.
По лицу Вихря текла черная кровь - Ножик порезал ему бровь. Глаза Вихря горели и на роже отражался такой кайф, какого Зяблик у Вихря и в койке-то ни разу не видел. Только в драке.
- Все, все… - захрипел Ножик. - Слезь с меня, урод.
Вихрь, широко улыбнувшись зубастым ртом снова ударил Ножика по лицу. Тот взвыл.
- Это наше место, - произнес Вихрь грозно. - Понял?
- Понял, понял, - просипел Ножик.
- А ты говно, - продолжил победную процедуру Вихрь. - А ну, повтори, кто ты?
- Иди ты…
Вихрь занес руку для удара, Ножик зажмурился.
- А ну говори кто ты?
- Я говно, - просипел Ножик.
- То-то же… - отряхивая руки, пьяный от удовольствия Вихрь поднялся с Ножика. Приобняв Зяблика за плечо, он заорал:
- Это наше место, ублюдки!
Зяблик рассмеялся и обнял Вихря за пояс.
Пыль вытащил из кармана катающегося по земле Ржи пачку сигарет, закурил и передал ее Вихрю. Тот отмахнулся и отдал сигареты Зяблику.
Ножик поднялся, морщась и держась за колено.
- Все живы? - просипел он.
- Ржа по голове круто получил, - тоскливо сказал мелкий. Он уже отполз к Рже и щупал его башку. - Ему бы пожрать.
Ножик с подавленной ненавистью вопросительно посмотрел на Вихря.
- Валите, - благодушно сказал он. - И Коту с его выродками тоже скажите, чтобы не совались на мою территорию.
- Кота со всем гнездом порешили, - сказал мелкий. - Позавчера.
Пыль удивленно присвистнул. Зяблику тоже стало не по себе.
- Кто? - спросил Вихрь, став серьезнее.
- Говорят, Голодный Гад.
- Это сказки, - фыркнул Вихрь, но не особо уверенно.
- Ага… - скептично сказал Ножик и сплюнул кровью. - Как же, сказки. Я сам его чуял. На стройке. Он огромный и охренительно страшный. Он всех нас порешит, если здесь останется.
- Не врешь? - осторожно спросил Пыль.
Ножик отряхнулся.
- От Кота осталась одна нога. Я сам ее в руках держал. От его котят - чуть побольше. Когда мы пришли, там уже мазутники все подъедали. Мало того… мне говорили, что Голодный Гад и людей режет. Уже несколько случаев у нас тут. Если так и дальше будет, люди зашевелятся, начнут вопросы задавать и за нас примутся. Если еще что-то такое случится - мы сваливаем.
Вихрь хмыкнул.
- Ну, трусом быть не запретишь.
Ножик усмехнулся, посмотрел на Вихря как на идиота и поднял Ржу, подставив ему плечо. Лицо Ржи было залито кровью - его шатало.
- Ну, удачной охоты, - пожелал поверженным беззлобный Пыль.
Бугай мрачно кивнул Пыли, и Ножик с гнездом пошли прочь, в темноту.
- Ну, все целые? - спросил веселый Вихрь, притянул к себе за шею Зяблика и смачно поцеловал. Зяблик замычал и завертел башкой, выворачиваясь. Горькая кровь Вихря попала в рот, стало неприятно.
- У тебя вся рожа в крови. Отстань, - пробурчал он.
Вихрь настаивать не стал, отпустил Зяблика и пошел к ржавой бочке с дождевой водой - смывать с себя кровь, свою и Ножика.
Зяблик вытер губы рукавом, сел на кирпичи и задрал штанину. Прокусил мелкий ногу сильно, глубоко. Сочилась кровь, а перевязать было нечем.
- Само затянется, - сказал Пыль, подойдя. - Такие укусы болят сильно, а заживают быстро. - Он показал предплечье, закатав рукав. На бледно-серой коже красовался такой же неприятный укус, что и на ноге Зяблика.
- Чуть кусок не откусил, гнида.
Вихрь вернулся, довольный и веселый.
- Ну что, птенчики, идем к нашим мальчикам и девочкам?
- Так Ножик говорил вроде, что на стройке Голодный Гад? - неуверенно сказал Зяблик.
- Дурень ты, хоть и красивый, - ответил Вихрь и взъерошил Зяблику спутанные волосы. - Мало ли что он сказал? А у нас там бухие, обдлобанные студентики и мы заслужили сегодня хороший отдых.

На стройке в двух бочках запалили костры. Человек десять расположились на третьем этаже недостроенной многоэтажки. Притащили спальники, позвякивающие стеклом сумки. Сидели сейчас вокруг костра и передавали по кругу две потрескивающие папиросы. И он там тоже был.
Зяблик сидел у стены, совсем близко к людям, в жирной, черной тени от бочки. Его никто не видел, да и не мог бы увидеть сейчас, когда ночь и все исполосовано тенями и огнями. И только он, тот самый светленький в очках, что-то чувствовал, оглядывался, прислушивался, тер затылок, ощущая внимание.
Зяблик за ним наблюдал и все думал, что же делает его таким необыкновенно привлекательным, притягательным и особенным. Что выделяет его среди других, одинаково шумных, одинаково скучных, одинаково вкусных студентов вокруг него.
Парень снял очки и протер их краем рукава. В этом что-то до боли знакомое и прекрасное почудилось Зяблику. Затем блондин надел очки, поправил их на переносице и серьезно принялся кого-то слушать. Зяблик завороженно глядел на его лицо, все никак не понимая, почему это так его волнует.
- На кого все смотришь? - Вихрь присел рядом, возникнув как будто из ниоткуда. - Все на светленького своего? Давай, убей его. Я разрешаю. Мы сегодня победители, нам можно пировать по полной.
Зяблик поежился и посмотрел на Вихря. Тот выглядел пьяным.
- Я не хочу, Вихрь… Я же говорил, не трогайте его. Мне он интересен. Я не хочу его просто так кончать.
- Нет, вы послушайте только! - Вихрь встал и взмахнул руками. - Не хочет его кончать. А я хочу! Мы заслужили. Пыль, Зяблик - мы сегодня едим этого вот, очкарика. Слышите меня?
- Да слышу, чего ты орешь, - мирно ответил Пыль. Он сидел на краю перекрытия, свесив ноги. - Его так его. Зяблик, ты уж не обижайся.
Зяблик застыл с открытым ртом, не зная что сказать.
Блондин занервничал, привстал и оглянулся внимательно. Его встревоженный взгляд прошел сквозь Вихря, на мгновение задержался на Зяблике и скользнул мимо.
“Только не уходи от людей, только не уходи в сторону,” - мысленно взмолился Зяблик, но не услышавший его безмолвных просьб блондин поднялся и, размяв ноги пошел за стену, в соседнее помещение, туда где свалены были сумки всей их компании.
- Оооо! - довольно воскликнул Вихрь и, раскинув руки как для объятий, пошел за блондином. - Ты же мой хороший!
Зяблик прикусил губу от злости, вскочил и поспешил за Вихрем.
- Вихрь, ну не надо, ну Вихрь…
- Не нукай, - строго рявкнул Вихрь, прыгнул к блондину и, схватив за пояс, укусил его в плечо. Парень вздрогнул, обнял себя руками и зевнул. У него наверняка закружилась голова, так что он пошатнулся, потер плечо, ощутив в нем, видимо боль и оглянулся испуганно.
Зяблик дернул Вихря за рукав, чтобы оторвать от человека. Вихрь рассмеялся, отпустил блондина и подошел к Зяблику.
- А чего это ты так за него переживаешь, а? - зло спросил Вихрь и внезапно для Зяблика ударил его по ногам, свалив на землю.
- Сдурел? - вскрикнул Зяблик. Вихрь, двигаясь азартно и быстро, как в драке, сел на Зяблика верхом и схватил его за грудки, чуть приподнимая.
- Что, нравится тебе? Человек нравится? Не убивать его?
- Вихрь, остынь… - пробормотал Зяблик. А Вихрь, и не думая успокаиваться, ударил Зяблика затылком об пол, прижал к земле и поцеловал его грубо, жадно.
Зяблик замотал головой и промычал что-то, пытаясь отвернуться. Было совсем не до нежностей, и пьяный от драки Вихрь со своей ревностью взбесил. Вихрь оторвался от Зяблика и тут же, внезапно, ударил его по скуле, затем еще раз, и еще. И снова поцеловал.
Зяблик забился, стараясь скинуть с себя Вихря. Вцепился руками в его куртку, но Вихрь отстал сам. Презрительно взглянув, он поднялся. Блондин уже возвращался к своим, но Вихрь догнал его и дернул за капюшон. Парень пошатнулся, шагнул назад и упал на задницу. Вихрь схватил его за волосы и откинул ему голову назад, открывая шею. Блондин, все еще не понимая что происходит, почувствовал или увидел что-то и от страха остолбенел, не в силах двинуться или закричать.
- Вихрь! - заорал Зяблик садясь.
- Держи его, Пыль, - рявкнул Вихрь и вцепился острыми зубами в горло жертвы. Зяблик еле подавил порыв зажмуриться, ожидая увидеть, как брызнет кровь, но Вихрь не стал жрать парня физически. Он вцепился в его энергетическое тело. Парня парализовало, он захрипел.
Пыль подбежал к Зяблику и крепко взял того сзади за плечи, бормоча что-то, извиняясь.
- Ты же обещал! - крикнул Зяблик Вихрю. Но тот не ответил.
Кто-то встал, заслоняя свет, в проходе к кострам. Зяблик еще не успел сообразить, что этого человека он среди студентов не видел, как раздался выстрел. Человек с громким щелчком перезарядил винтовку. Блондин упал без сознания на пол, а Вихрь заорал, схватившись за плечо. Плечо дымилось. Пыль отпустил Зяблика и рванулся было к Вихрю, но человек в проходе вскинув винтовку и прицелился в него. Беззвучно, и не тратя времени на размышления, Пыль ласточкой прыгнул с места в пустой оконный проем и скрылся в темноте. Выстрел грянул в пустоту.
Вихрь, не переставая шипеть, в мгновение оказался уже над Зябликом и потянул его за руку вверх.
- Бежим, - заорал он, не отпуская руку, дергая, мешая встать, а вовсе не помогая.
Человек в проеме посмотрел прямо на Зяблика. Было в его взгляде что-то такое, что заставило Зяблика оторопеть. Что-то одновременно страшное и вызывающее странное, волнительное чувство, похожее то ли на сожаление, то ли на ностальгию, то ли на воспоминание о чем-то хорошем.
- Бежим! - Вихрь чуть не повалил, уже поднявшегося Зяблика на пол, рванув за руку в сторону окна. Человек не стал стрелять, он достал что-то из кармана и кинул в сторону Зяблика. Тот, как одурманенный, проследил взглядом за круглым, поблескивающим предметом, подкатившимся к самым его ногам. Вспыхнуло и засвистело. Зяблик увидел, как откинуло от него Вихря, впечатав в стену. Что-то сдавило со всех сторон. Зяблик дернулся, забился и почувствовал, что как будто увяз в ставшем внезапно густым воздухе. Навалились боль и слабость. Зяблик увидел человека с винтовкой, который шел к нему, глядя азартно, как на добычу. Перед глазами потемнело, стрельную в голове болью и Зяблик отключился.

Очнулся Зяблик от звуков работающего телевизора. Тот монотонно бубнил что-то сменяющимися голосами дикторов. Болела прокушенная недавно нога, а в остальном было не так уж плохо. Только голодно.
Зяблик осторожно приоткрыл глаза. Он лежал на полу в незнакомой комнате. Явно жилой, человеческой комнате. Ничего подробнее Зяблик по этой комнате понять не смог - он совершенно не разбирался в жилых человеческих комнатах. Лежал он под подоконником, у батареи. В стороне он увидел небольшой стол, заваленный чем-то, пахнущим металлом и машинным маслом, за ним - кровать. А по другую сторону от себя кресло, напротив включенного небольшого телевизора на стене. В кресле сидел, держа на коленях раскрытый ноутбук давешний человек с винтовкой.
От удивления Зяблик невольно зашипел и, сообразив, что наделал, дернулся в сторону от человека. Зазвенело, и Зяблик увидел толстую металлическую цепь, за которую он оказался прикован к батарее. Стало страшно. Зяблик дернул за цепь. Больно защемило металлическим браслетом кожу на лодыжке.
Человек отложил ноут, развернулся и молча принялся за Зябликом наблюдать. Тот заметался от этого взгляда. Снова дернул цепь, натянув ее до предела, отполз к самому столу, глядя на человека затравленно и шипя тихо. Цепь была короткой.
- Ну хватит шипеть, - сказал человек. Сцепив перед собой пальцы, он с интересом на Зяблика смотрел. Без неприязни или страха, без отвращения - просто с интересом. - Если ты будешь себя хорошо вести, я тебя не стану обижать. Понимаешь меня?
Зяблик уставился человеку в глаза, пытаясь в них разглядеть что-то, что дало бы понять, что делать и как себя вести, но ничего особенного он в них не увидел. Глаза у человека были светлые, глядел он внимательно и чуть-чуть, еле заметно, насмешливо.
Зяблик сглотнул нервно. Шипение прекратилось.
- Понимаю, - ответил Зяблик сипло.
Человек остался ответом доволен и кивнул.
- Кто ты? - спросил он.
Зяблик растерялся от такого расплывчатого вопроса.
- Зяблик, - неуверенно сказал он.
- Птица? - усмехнулся человек.
- Нет… Имя такое, - объяснил неуверенно Зяблик.
- А откуда оно взялось?
У Зяблика в голове все спуталось. Он понятия не имел, откуда оно взялось это имя. Он никогда раньше об этом не задумывался.
- Не знаю, - признался он и внутренне сжался. Но человек не разозлился. Он довольно кивнул.
- Расскажи о себе.
- Что? - неуверенно спросил Зяблик.
- Все, что можешь. Давай, не бойся.
У Зяблика забегали мысли и он все никак не мог хоть на какой-то остановиться. Время шло. Человек нахмурился.
- Ну… - Зяблик сел, обхватив плечи руками и вжавшись спиной в стену, - я живу со своим гнездом. С Вихрем и с Пылью. В городе. Где точно - я не скажу, даже если будешь убивать.
Человек хмыкнул.
- “Будете убивать”, - поправил он. - И мне это не нужно. Рассказывай дальше.
Зяблик глубоко вздохнул, собираясь с мыслями.
- Что еще… Сегодня я подрался. Меня за ногу укусили. Потом мы пошли на стройку. Охотиться. Там ты меня и поймал. Ты Вихря тоже поймал?
- “Вы”, - спокойно поправил он, глядя на Зяблика выжидательно.
Зяблик помедлил, глядя исподлобья и повторил:
- Вы Вихря тоже поймали?
- Нет, - ответил человек, - его я не трогал.
- Хорошо, - вздохнул Зяблик. Несмотря на то, какой сукой себя повел недавно Вихрь, Зяблик все что угодно бы отдал за то, чтобы сейчас оказаться с ним и с Пылью в подвале.
- Если сделаешь глупость, кинешься на меня, попробуешь удрать - я тебя убью. Понял? - спокойно спросил человек.
Зяблик почувствовал, что что-то клубится, распирает в груди, от обиды, от загнанности в угол. Он понурил голову и кивнул, глядя на свои грязные колени.
- Понял.
Человек кивнул, поставил свой ноут на стол и вышел из комнаты. Там, за стеной зашумела вода.
Зяблик быстро, придерживая цепь, чтобы не звенела, встал и посмотрел в окно. Взору открылся выложенный потрескавшейся плиткой двор и стена гаража прямо напротив окна. На севере проехал поезд. На юго-западе пищал неисправный светофор. На востоке шумел резкими, заменяющими музыку, звуками ночной клуб. Зяблик был все там же, в своем городе. На окраине, в каком-то частном доме.
Человек вышел из ванной, Зяблик быстро сел на место, под подоконник и исподлобья посмотрел на своего пленителя, входящего в комнату. От него пахло чем-то смутно знакомым. Чем - Зяблик не смог вспомнить. Чем-то сладким и смешным.
- Ногу, - потребовал человек. В его руке появился ключ.
Зяблик осторожно протянул ему свою ногу в металлическом браслете. Человек, крепко схватив горячими пальцами Зяблика за лодыжку, открыл замок и ногу отпустил.
- Вставай. Пошли, - сухо сказал он и взял какие-то пакеты с кровати.
Зяблик поднялся, ссутулившись и озираясь. Человек повел рукой в сторону выхода из комнаты. Зяблик вздохнул, глубоко засунул руки в карманы и пошел, оглядываясь вопросительно.
Привел человек Зяблика в большую ванную комнату. Тут было тепло, влажно, в душе текла вода, пахло тем самым, знакомым и сладким и было так светло, что Зяблик зашипел, прикрыв глаза рукой, но, покосившись на человека, замолк.
- Лезь в душ. Если недостаточно отмоешься самостоятельно - я тебя сам постираю. Потом почистишь зубы вот этим - он указал на щетку с колбаской разноцветной пасты на щетине, лежащую на раковине, - и наденешь это, - человек поставил пакеты на какой-то белый агрегат, похожий на уличный холодильник с мороженым.
Зяблик удивился. Заглянул с подозрением за створку душа и оглянулся на человека.
- А это зачем?
Человек усмехнулся.
- Не, ну реально зачем, а? Не трахнуть же ты меня собрался? - спросил Зяблик.
Человек поправил с нажимом:
- “Вы”.
- Вы, - исправился Зяблик.
Человек усмехнулся и на вопрос ответил:
- Затем, что я не люблю бомжей. Но насчет твоего предположения я тоже подумаю. У тебя полчаса. Ты знаешь, что такое полчаса?
Зяблик пожал плечами, разглядывая светлую, блестящую и странную ванную.
- Примерно…
- Через полчаса если не выйдешь, я тебя вытащу сам, - предупредил человек и вышел, плотно закрыв за собой дверь.
Зяблик огляделся быстро, заглянул за штору, под раковину - но никакого другого выхода, кроме двери, не оказалось. К такому яркому свету глаза никак не могли привыкнуть и видел все Зяблик размыто, сквозь слезы. Он сел на пол у открытой душевой кабины, откуда летели мелкие капельки.
Что нужно этому человеку Зяблик не знал. Он никогда не слышал о чем-то подобном. Он мог предположить, что этот человек “охотник”. Об охотниках что-то Зяблику рассказывал Пыль. Но охотник должен был убить и все. А этому хрен знает что нужно. Зяблик подумал было попробовать со странным типом справиться самому. Взять вот палку, на которой шторка висит, выскочить сейчас из двери, напрыгнуть, укусить. Но при мысли о том, чтобы человека этого кусать стало неприятно и заныли зубы. Как-то совсем не казался этот человек съедобным. И уязвимым не казался. Не верил Зяблик в свои силы с ним справиться.
Зяблик сунул руку под струю воды. Та была теплой и щекотала кожу. Пришла в голову мысль, а может тот человек и не человек вовсе? Отмоет и съест. И все дела. Зяблик дернул нервно плечом и покосился на дверь. За дверью бубнил телевизор и было тихо.
Вздохнув, Зяблик стянул с себя куртку и футболку и стащил джинсы, шипя - штанина прилипла к прокушенной ноге. Ботинки, которые достались Зяблику от Пыли, куда-то пропали. И, видимо, уже безвозвратно. И пластиковой зажигалки и мотка проволоки в карманах джинс не оказалось. Человек, сволочь, спер.
Кафельный пол был гладким и теплым. На нем приятно оказалось стоять. Ощутив какое-то странное чувство, будто делал уже это раньше, Зяблик залез в кабину под струю воды.
Вообще Зяблик к воде относился с симпатией и плавать любил. Как-то Зяблик с Вихрем и Пылью забрались в богатый дом в пригороде. Там тоже была ванная, больше и интереснее этой. Зяблик тогда хотел залезть под горячую воду и перенюхать содержимое всех баночек, но Вихрь его засмеял. А летом, когда тепло, они с гнездом постоянно купались в прудах в парке, а за самый глубокий пруд, тот который с песчаным дном, не раз дрались с Котом и его гнездом. Зяблик вспомнил, что Кота с гнездом съел Голодный Гад, и стало не по себе.
Волосы промокли и начали прилипать к лицу. Струи горячей воды прочерчивали на пыльной сероватой коже грязные дорожки. На полке внутри кабины стояли разные яркие пузырьки и бутылки. Зяблик взял первую попавшуюся и что-то перламутровое, ягодно пахнущее, яркое и красивое на запах выдавил себе на ладонь, намазал на голову, на плечи, на спину и живот, чувствуя от этого всего странное, завораживающее удовольствие, от которого хотелось урчать и щуриться. Оглядевшись под действием какого-то наития, он нашел мочалку и принялся смывать с себя грязь. Было в этом процессе что-то очень знакомое, совершенно понятное и даже привычное. Но было это все для Зяблика совершенно внове. И это несочетание оказалось навязчивым и не давало покоя.
Не хотелось, чтобы человек вошел вдруг сюда, в этот наполненную паром, приятно пахнущую теплую ванную, и Зяблик, смыв с себя мыльность, вышел из кабины на кафельный пол. Оглядевшись, он взял, чтобы вытереться, первое попавшееся полотенце со стены, снова действуя по наитию, не задумываясь о назначении незнакомых вещей.
Паста на зубной щетке пахла остро и холодно - очень не хотелось совать это в рот. Но на вкус она напомнила жвачку.
За дверью продолжал бубнить телевизор. Зяблик прислушивался, боясь услышать шаги.
На полу лежала одежда Зяблика. Джинсы он зимой снял с обдолбанного и надкусанного студента в парке. Футболку для него Вихрь спер в магазине, а куртка когда-то принадлежала его собственной, полноценно своей добыче. Все это грязной кучей лежало на полу сейчас и выглядело печально.
Зяблик заглянул в бумажный пакет, оставленный человеком. Там стопкой лежали голубые джинсы, рубашка черная и белые трусы - все с этикетками. Зяблик хмыкнул и рассмеялся нервно. Он повертел трусы в руках, прикидывая как бы высмеял его за такой аксессуар Вихрь. Но они были такие мягкие и приятные на ощупь, что, оглянувшись воровато, Зяблик все же их надел. Прислушался к ощущениям, попрыгал, остался доволен и влез следом в чистые джинсы и рубашку. Распаренной, чистой кожей фактура ткани ощущалась очень остро. Зяблик вздрогнул, случайно встретившись с собою взглядом в зеркале. Зрачки от яркого света сузились до щелочек, радужки во весь глаз посветлели и стали бледно-серыми.
Послышались шаги. Зяблик отшатнулся от двери и прижался к стене.
- Встань посередине комнаты с пустыми руками, - сказал человек голосом, не вызывающим желания ослушаться. Зяблик покорно встал перед дверью.
Человек распахнул дверь. Холодный воздух проник внутрь и стало сразу неуютно.
- Хм... - он окинул Зяблика взглядом, - вот теперь терпимо. Выходи.
Ёжась под пристальным взглядом человека и стараясь не зашипеть, чтобы не разозлить его, Зяблик вернулся в комнату. Под подоконником, рядом с цепью и батареей теперь появились матрас и одеяло.
- Садись, - приказал человек.
- Опять? - спросил Зяблик, скосив на него взгляд.
Мужчина хмыкнул.
- Опять. И не в последний раз. Садись и давай ногу.
Зяблик, сел и терпеливо позволил застегнуть у себя на лодыжке стальной браслет.
- Так зачем я вам? - спросил Зяблик.
- Поможешь мне в одном деле, - ответил человек. Он поставил на кровать сумку и сложил в нее со стола пахнущие металлом штуки. Как предположил Зяблик - оружие.
- А в каком? И как?
- Со временем узнаешь, - пообещал человек, перекинул сумку через плечо и вышел из комнаты. - Веди себя хорошо. Обои не драть, в тапки не ссать. Вернусь - проверю.
- Сам ты… - зло прошипел на него Зяблик. Хлопнула входная дверь. Человек ушел.
Зяблик положил ступню на колено и принялся разглядывать браслет. Тот сидел на ноге плотно - не снять. Был бы Зяблик уверен, что за стеной его ждет родное гнездо, что сегодня у него будет еды вдоволь, он отгрыз бы себе ногу нафиг и, разбив окно, выбрался бы наружу. Но дело то в том, что за стеной никто не ждал и доступной еды никакой не было. А остаться даже на свободе, но раненным и обездвиженным - означало верную смерть.
Вздохнув, Зяблик залез под одеяло, укрылся им с головой и, забившись в самый угол, затих. Хотелось есть. Зяблик давно не ел, да еще и драка сегодня сил отняла. Голод пульсировал в груди и иногда, набираясь сил, заползал в разум, и тогда становилось сложно находиться на одном месте, сохранять неподвижность. Нестерпимо хотелось метаться, рваться с цепи, делать хоть что-то. Но если замереть и лежать в тепле и неподвижно, голод успокаивался.
Зяблик гадал, где могут быть сейчас Вихрь с Пылью. Он успел заметить, как Пыль выскочил в окно, а Вихря ранило чем-то из той чертовой винтовки. И об стену потом хорошенько приложило.
Вихрь был очень живучий и всегда гордился этим. Однажды, еще до того как в гнезде Вихря появился Зяблик, Вихрь попался большому и враждебному гнезду и там ему отрезали руку. И Вихрь выжил, выкарабкался, приспособился охотиться и руку постепенно отрастил. А тогда, как он рассказывал, он вообще один был, без гнезда. Это позже уже к нему прибился Пыль, а потом и Зяблик.
Приближение утра ощущалось, как наваливающаяся на глаза тяжесть. Двигаться стало лениво и сложно. Голод пульсировал глухо на фоне, неприятно, но не смертельно. Зяблик зевнул, свернулся клубочком и попробовал заснуть. Вскоре у него это получилось.
Проснулся Зяблик от страха и не сразу понял, что случилось. Он хотел было выглянуть из-под одеяла но вдруг, в последний момент осознал, что взошло солнце. Поднялся над горизонтом этот вонючий, убийственный диск и от него Зяблика сейчас отделяет только лишь ватное одеяло и больше ничего. Заскулив, еле подавив панику, Зяблик забился в угол под подоконником, вцепившись в одеяло, как в единственное свое спасение.
Солнце поднялось недавно. Сейчас его косые, смертельные лучи натыкаясь на дома и деревья шарили слепо по городу в поисках добычи. Еще немного и оно поднимется выше и не имея преград начнет палить, заливая светом мостовые, крыши и окна. И Зяблика. И от прямых его лучей никакое одеяло уже не спасет.
Зяблик видел, что случается с теми, кого настигнет солнце. Члены ныне уже несуществующего гнезда Крапивы как-то поймали одного безобидного одиночку, Иглу. Поглумились и привязали на крыше перед самым утром. Вихрь потом, когда увидел, что от него осталось, сказал - хана Крапиве. И слово сдержал. А от Иглы по сути ничего почти не осталось - немного обгорелой кожи, похожая на гудрон черная лужа спекшейся крови, и одежда.
Зяблик уже чувствовал солнечный запах, слышал как горит от его лучей воздух.
Щелкнул громко замок и входная дверь отворилась.
- Солнце! - просипел Зяблик, - Пожалуйста, пожалуйста, не надо, уберите его! - затараторил он несвязно, сжимаясь в стену, зажмурившись.
Человек грязно выругался и, бросив что-то на пол, подбежал. Что он сделал с окном, Зяблик не стал смотреть. Но стало поспокойнее. А еще - запахло кровью. Не черной кровью вроде Зябликовой, а красной, вкусной кровью и от этого запаха, от голода у Зяблика снесло крышу. Застонав, он рванул, откинув одеяло, на запах и вцепился зубами человеку в руку.
- Ах ты ж ***! - взревел человек и за волосы отшвырнул Зяблика обратно к батарее. Зяблик бросился к нему снова, но получил ногой в живот и упал, согнувшись пополам и тихо поскуливая.
Человек, матерясь, вышел из комнаты. Затем и входная дверь снова хлопнула.
Зяблика трясло. В горле стоял все еще вкус крови, а голод не давал думать. Только было очень страшно, что голод будет всегда, что он никогда уже не отступит. Зарывшись головой в одеяло, Зяблик заскулил и замер, глотая слезы.
Человек вернулся где-то через час. И с ним был кто-то еще. Стучали каблуки по полу, запахло тошнотворно духами и перегаром одновременно.
- Так, детка, иди сюда, тихо… не падай, - кому-то говорил человек. Зяблик высунул голову из-под одеяла и увидел, как, придерживая крепко под локоть, человек вводит в комнату бухую в стельку девицу, из тех, что вечно пасутся у клубов, отлавливая охочих до них клиентов.
Зяблик напрягся и затаил дыхание, не сводя взгляд с ничего не соображающей женщины, которая еле стояла на ногах.
- Так, чудик, - сказал человек Зяблику, - если хоть след на ней оставишь, я тебе голову оторву. Понял?.. Понял, я спрашиваю?
Зяблик медленно осознал услышанное, но когда понял, закивал быстро.
- Да! Да, понял! - хрипло вскрикнул он. - Не оставлю! Ни одного!
- То-то же… - человек подвел девицу к Зяблику и уронил ее на матрас.
Застонав от нетерпения, Зяблик обхватил ее тут же, повалил, подмял и впился всем своим существом в незримую составляющую ее тела. В саму ее жизненную силу. Мир вокруг перестал существовать. Перестало существовать солнце за натянутым на окно покрывалом, перестала существовать цепь на ноге. Исчез человек, с нездоровым интересом наблюдающий за тем, как Зяблик жрет.
Непонятно, сколько времени прошло.
- Хватит, - сказал человек. Сознание Зяблика отказалось понимать это слово.
Зяблик почувствовал тяжелую руку у себя на плече. Он застонал, попытавшись от руки отодвинуться, но человек крепко взял его за плечо и отбросил от лежащей уже без сознания, еще живой, еще полной силы женщины.
- Хватит, - рявкнул человек, глядя пристально на Зяблика.
Шумно дыша, Зяблик непонимающе посмотрел на человека, на женщину и снова к ней рванулся, но человек на этот раз откинул его, схватив за волосы. И от боли Зяблик пришел в себя.
Прижавшись к стене, глядя широко раскрытыми глазами, Зяблик проследил за тем, как человек поднял и перекинул через плечо женщину, как ее куда-то понес. Снова хлопнула входная дверь.
Сердце угомонилось и голод наконец-то отпустил, спрятавшись куда-то глубоко, став почти неощутимым. Зяблик залез снова под одеяло и затих. Прислушиваясь, он лежал и думал. Что же это за человек такой держит его на цепи. Зачем покормил? Почему не убивает. Какая такая помощь ему может быть нужна от Зяблика, такого по-сравнению с ним беспомощного и слабого. Затем солнце снова взяло свое и Зяблик уснул.
Когда он проснулся, близился уже закат. Шумело в ванной. Пахло какой-то человеческой едой. Человек в ванной что-то невнятное напевал.
Зяблик вылез из-под одеяла.
На столе, где раньше лежали металлические херни, стояли бумажный пакет с едой и пара бутылок каких-то напитков. У двери стояла большая спортивная сумка. Винтовка лежала на кровати. От нее пахло недавним выстрелом.
- О, проснулся! - человек в джинсах и белой футболке, вытирая голову полотенцем, вышел из ванной. - Что смотришь? Опять жрать хочешь?
- Я… нет. Я не хочу. Не так сильно, - помотал Зяблик головой.
- Ну и отлично, - человек откинул полотенце в угол и сел есть.
Зяблик тоже сел, прислонившись спиной к стене и искоса за человеком наблюдал.
- Пиво будешь? - спросил тот.
Зяблик покачал головой.
- Оно невкусное.
- Ну как знаешь.
Помолчав, Зяблик, решил пользоваться добродушным настроением своего пленителя и спросил:
- А почему вы меня не убили, когда я на вас кинулся?
- Пары тумаков тебе вполне хватило. Зачем тебя убивать? - поинтересовался человек.
Зяблик пожал плечами.
- Ну… я опасный. Страшный.
Человек фыркнул.
- Какой же ты страшный? На мой вкус вполне симпатичный.
Зяблик хмыкнул и замолк, соображая как к такому заявлению отнестись. Зяблик, как его учил Вихрь, людям старался не показываться. Это было несложно, люди редко могли Зяблика увидеть сами. Видели обычно в последний момент. И всегда орали, если видели. Боялись. Зяблик привык думать, что для людей он страшный.
- Зяблик, ты что-нибудь слышал про мощную хрень, которая жрет людей и тебе подобных?
Зяблик вздрогнул, услышав свое имя от человека, и кивнул.
- Все гнездо Кота недавно Голодный Гад сожрал. И какого-то человека, как мне рассказывали, тоже.
- Голодный Гад? Вы его так называете?
- Ага…
- А давно про него вам известно? - с серьезным интересом спросил человек.
- Я насколько себя помню, всегда знал. О нем все время слухи ходят. Но и я, и Вихрь, мы всегда считали, что это сказки. А тут, говорят, он пятерых съел. У Кота большое гнездо было.
- Хм… - Человек задумался, затем спросил. - А на сколько ты себя помнишь?
Зяблик смешался и не смог сразу ответить.
- Не знаю… - протянул он. - Ну… годы. Несколько. Даже много.
- Сколько - много? - не унимался человек. - Пять, десять?
- Не знаю… - Зяблик растерялся. Он не понимал как оценить время и не понимал с какого момент отсчитывать. Он не помнил своего рождения или своего начала и никогда и не задавался целью подобное помнить. - Скорее пять.
- Молоденький, значит, - улыбнулся человек. - Ну оно и видно. Кто тебя таким сделал? Тот самый Вихрь?
- Что? - переспросил Зяблик. - Каким сделал? - не понял он.
- Ну Вихрь, про которого ты все говоришь, он кто тебе? - уточнил человек.
- Друг… - ответил неуверенно Зяблик. - Он в нашем гнезде старший. Заботится о нас, выслеживает хорошую добычу. Он меня учил драться. И охотиться учил.
Человек хмыкнул.
- То есть жили вместе, охотились, жрали и вкушали прелести промискуитета.
Зяблик, как ни странно, понял о чем он, и потупился, задумавшись. Вихрь от Зяблика правда был сам не свой. Даже Пыль уже устал его подкалывать. Сказать, что Зяблик был его любимчик - ничего не сказать. Вихрь помешался на Зяблике, спать всегда с собой укладывал, обнимал, делился лучшим. Ревновал как бешеный. Не то чтобы Зяблик к этому стремился, но внимание Вихря ему льстило.
- А зачем вам это все? Про меня и про Голодного Гада? - спросил Зяблик.
- А я с несколькими коллегами приехал в ваш унылый городок, чтобы вычистить его от вредных мелких хищников, но, главное, выследить и убить этого вашего Голодного Гада. Мы давно за ним охотимся.
- А нас вы тоже поубиваете? - спросил Зяблик.
- Тех кто не сбежит - да, - ответил человек весело, - но я разрешаю тебе своих приятелей предупредить.
- В смысле? - удивленно спросил Зяблик, подняв голову. - Как предупредить?
Человек рассмеялся.
- О, как сразу ожил, - он закончил с едой, отставил пакет в сторону и подошел к Зяблику. -
Понимаешь, Зяблик, - человек присел на край матраса, рядом с ним, отчего Зяблику стало не по себе. - Я очень давно этим занимаюсь. Я обо всех вас много знаю, много раз видел, привык. Я не стану тебя убивать только потому, что ты можешь кому-то показаться страшным, или потому, что для беззащитных студентов, напившихся в скверах, ты опасен.
Зяблик замер, не понимая к чему ведет человек. А тот продолжал:
- Но я тебя могу убить, и это было бы разумно, потому, что это моя работа - таких как ты убивать. Очищать от вас человеческие города.
Зяблик вздрогнул и поежился. Стало почему-то обидно.
- Так почему не убиваете? - спросил он, потупившись.
- Ты поможешь мне выследить Голодного Гада.
Зяблик посмотрел на человека удивленно. Тот улыбнулся и сказал:
- Понимаешь, если ты не можешь развиваться, подстраиваться, эволюционировать, то ты такой же как и все те, кого я уже убил - бесполезный. Если же ты сможешь стать полезным, имеющим смысл в этом мире, - ты достоин шанса. Я так считаю.
Зяблик не отводя взгляда смотрел на человека почти что завороженно. Тот подмигнул.
- Согласен?
Зяблик вздохнул и кивнул.
- Вот и умница. Мы с тобой условимся так. День ты будешь проводить у меня. Я буду тебя регулярно и хорошо кормить. Ты будешь сыт, одет, обут, чист и не похож на бомжа-каннибала. Но ты больше никогда и никого, слышишь? - сказал человек строго, - не тронешь без моего разрешения. Понял?
Зяблик неуверенно кивнул.
- Не услышал.
- Я понял, - хрипло сказал Зяблик. - Понял. А… что нужно делать?
- Все, что я скажу. Без исключений.
Зяблик покосился недоверчиво и скептически усмехнулся.
- Ну ты же делал для Вихря все, что он хотел? Разве он тебе предлагал больше, чем я? - спросил человек.
- Вихрь мой друг, - возразил Зяблик.
Человек усмехнулся.
- Вихрь сделал с тобой худшее, что когда либо с тобой случалось. Я могу сделать лучшее, что еще может случиться.
Зяблик непонимающе посмотрел на человека. Мысли в голове путались, и все стало совсем странно. Понял он только одно. Нужно помочь человеку выследить Голодного Гада. Тогда можно будет предупредить Вихря и Пыль, что из города надо бежать. И чем быстрее удастся их предупредить - тем лучше.
- Что я должен делать? - спросил Зяблик решительно.
- Узнать, где этот ваш Голодный Гад прячется. Мне нужно понять, где он устроил логово. Справишься?
- Попробую, - Зяблик вздохнул, - постараюсь...
- А друзей, как я и сказал, можешь предупредить. Пусть бегут из города. Не обещаю, что их не поймают другие, но я их трогать не буду.
- А если я сбегу с ними? - спросил Зяблик.
Человек рассмеялся.
- Ну вот и проверим, идиот ты или нет, - он вынул из заднего кармана джинсов ключ. - Давай ногу.
Он отковал Зяблика и встал.
- У двери есть черные кеды. Можешь их надеть, они твои.
Пока Зяблик обувался, человек подошел к нему.
- Если ты не вернешься к утру, - сказал он, - я тебе шанса больше не дам. Даже если ты ускользнешь от охотников, во что я не верю, в будущем у тебя ничего кроме подвалов, помоек и грызни с себе подобными нет. Так и будешь деградировать, пока тебя кто-нибудь не съест. Понял?
Зяблик поднялся. Человек был высоким и рядом с ним хотелось сутулиться.
- Понял? - снова спросил он.
Зяблик кивнул.
- Да… если не вернусь, то помойки и потом съедят.
Человек рассмеялся. Он взял Зяблика за локоть и подвел к зеркалу.
- Смотри.
Зяблик скользнул взглядом по пятну в зеркале, сосредоточившись на его неровной поверхности. Зеркало было старым. Амальгама отслаивалась.
Человек пригладил Зяблику волосы.
- Уже не так похож на зверька, как вчера ночью?
Зяблик кивнул, отводя взгляд. От прикосновения к голове похолодел загривок, и стало приятно щекотно.
- На, держи, - человек протянул Зяблику плотную толстовку черного цвета. - К утру я тебя жду здесь. Не разочаруй меня, - он щелкнул замком и открыл Зяблику дверь.
Зяблик, покосившись на человека, быстро в мягкую толстовку влез и, кивнув, выскользнул из дома.

В толстовке было тепло и расслабляюще приятно. Засунув руки в карманы, пригнувшись и вжимаясь в тени, Зяблик быстро шел вдоль домов. Думал он о Вихре и о том, с чего все закрутилось - о блондине в очках. Как только Зяблик о нем вспомнил, уже не мог выкинуть его из головы. Он понятия не имел, почему блондин его так штырит. Эти очки, волосы эти яркие, золотистые, кожа светлая, чистого такого цвета, совсем без серости. Хотелось то ли влезть в него, то ли съесть, то ли обнять, то ли трахнуть, а скорее - все это сразу. Зяблик долго за блондином следил и долго скрывал это от Вихря, но вот не сдержался. Проговорился. И Вихрь, что и следовало ожидать, приревновал. Вихрь вообще Зяблика к каждой крысе ревновал.
Зяблик вздохнул.
А не приревнуй Вихрь, может и не попались бы они все охотнику. Не отвлеклись бы на ерунду и вовремя, учуяв опасность, ушли. А выходит Зяблик во всем виноват. Ох и разозлится же Вихрь… Зяблик поежился и свернул с улицы в тесные проулки между домами. Он шел к подвалу Вихря и очень надеялся их с Пылью там застать.
На заброшенной игровой площалке, рядом с выселенным домом в детском домике кто-то прятался. Это уже была территория их гнезда, и Зяблик остановился. Слышно стало, как мелко и дробно бьется от страха что-то сердце.
Зяблик подобрал с земли обломок кирпича и распрямившись, сузив зло глаза, подошел.
- Выходи, - сухо сказал он.
Вжав голову в плечи, из домика на четвереньках вылез мелкий из стаи Ножика. Он всхлипнул и так и остался сидеть на земле, показывая, что драться не будет, что не опасен.
- Я ничего не трогал, - просипел он, - не охотился. Я просто спрятался… Голодный Гад… - он всхлипнул.
- А что Голодный Гад? - спросил Зяблик.
- Он всех наших… - еле слышно сказал мелкий, - порешил.
Зяблик не сразу осознал услышанное. Голодный Гад всегда был для него легендой, страшилкой. И тут внезапно и Кота нет с его гаденышами, и Ножив вдруг, которого вчера еще видел…
- А как порешил? - спросил Зяблик. - Прям... сожрал?
Мелкого затрясло. Он сжался, обхватив колени.
- Мы на стройку пошли. Там укурки молодые развлекались, мы думали поесть. Сначала все ничего было, оторвали одну девчонку от их стаи, заманили в сторону. И тут Он появился… Сначала Бугая схватил за ноги и так хрустнуло! Я смотрю, а Бугай уже орет и в луже крови, а ног нет. Ржа меня за волосы схватил и дал деру. И Ножик тоже. А оно опять Бугаем хрустнуло, и затем за нами Ножик заорал. Коротко так крикнул и затих. А мы бежали с Ржой, он прям поперек проспекта побежал, а я за ним. Мы в переулок забежали за клуб, а там какой-то человек вдруг по нам начал палить из чего-то. В Ржу по-моему попало… А я убежал, - мелкий накрыл голову руками. - Вчера Ножик говорил, новые гнезда какие-то в город пришли, за территории теперь драка пойдет. Одиночкам не жить. Меня точно порешат…
Зяблик присвистнул. Стало не по себе, по спине прошел холодок. Он нервно оглянулся вокруг, чтобы себя успокоить.
- Он, Голодный Гад, он человека там сожрал после Ножика. Мы когда убегали, мы слышали, как он орет. Теперь и люди на нас охоту начнут, - продолжал причитать мелкий. - Зяблик, пожалуйста, можно я тут у вас посижу. Я просто посижу, я никого не трону. Пожалуйста!
- А ты Пыль с Вихрем не видел? - спросил Зяблик.
- Видел. Я если бы не видел, что они ушли, я бы у вас тут не прятался.
- А куда шли?
- На фабрику.
Зяблик вздохнул.
- Ладно, прячься. Найду Вихря - все ему расскажу, пусть решает, что с тобой делать.
Мелкий вздохнул и закивал быстро. Оглянувшись воровато, он тут же снова залез в домик.
Зяблик задумался, куда же идти за Вихрем. То что ушли к фабрике, вовсе не значит, что они там. Да где угодно они могли сейчас быть. Внезапно в голову Зяблику пришла совсем другая мысль, и он, пригнувшись, бегом направился в сторону студенческого общежития. Ему теперь не давала покоя тревога - а что если это его очкарика убил Голодный Гад. Понятное дело, что если так, то ничего бы с этим он поделать уже не смог, но оставаться в неведении оказалось выше его сил.
В это время общежитие еще вовсю бодрствовало, но Зяблика это не остановило. Быстро вскарабкавшись на третий этаж, он прижался к трубе водостока и заглянул в знакомое окно.
Как ни странно, в это ранее еще для студентов время - его блондин спал. Зяблик замер, заглядевшись. У него был такой аккуратный и прямой нос и очень матовая кожа. Она никогда не блестела, даже в самую жару выглядела прохладной. Очки он снял и те лежали на подоконнике. Окна летом здесь не закрывали, считая беспечно, что с открытыми окнами опасно жить только на первом этаже.
Зяблик перелез через подоконник и сел на корточках на столе в изножье кровати. У блондина были пушистые ресницы и от него вкусно пахло. Не только кровью, но и чем-то неуловимым, очень как будто знакомым, но и чуждым одновременно. Дыхание его сбилось и парень внезапно открыл глаза. И охнул, глядя на Зяблика.
Тот растерялся и замер. Он не ожидал. Расслабился и не предусмотрел. Не рассчитывал, что объект его назойливого внимания раз - и сможет его вот так увидеть.
Блондин прерывисто вздохнул, набирая воздух в легкие. Зяблик вытянул вперед ладонь и воскликнул:
- Тихо! Я тебе не наврежу. Не ори…
Блондин замер, выдохнул и сел в кровати, большими от удивления и шока глазами глядя на Зяблика.
- Кто ты? - хрипло спросил он, нащупывая лихорадочно очки на подоконнике.
- Зяблик, - ответил Зяблик. - Меня так зовут. Я не опасный… для тебя. Я просто пришел на тебя посмотреть.
- Зачем… - недоуменно спросил блондин, надел очки и вздрогнул, вжавшись спиной в подушку.
Зяблику стало неуютно и даже немного обидно.
- Я что, такой страшный? - спросил он.
- Ну… да.
Зяблик какое-то время молчал, переживая. Стало неприятно от чувства неразделенности симпатии. Сам-то он считал блондина невыразимо красивым.
- А я вот думаю, что ты очень красивый, - сказал Зяблик. - Я давно тобой любуюсь.
Блондин нервно сглотнул. Зяблик почувствовал густую, провоцирующую волну страха, исходящую от него.
- А ты… что такое? - спросил блондин. - Ты… убиваешь людей?
Зяблик замялся.
- Ну я тебя не трону. Я… просто заглянул… узнать как ты. Там на стройке опасно…
- О! - он сел прямо, - Так это ты был на стройке?! Это были не глюки! Я до сих пор себя хреново чувствую!
- Ну… я тебе помочь пытался. Это не я… - пробормотал Зяблик.
Повисла напряженная тишина.
- Слушай… - неуверенно произнес Зяблик.
- М…
- Можно я тебя поцелую?
- Нет! - резко ответил он и отшатнулся.
Зяблик обиделся, расстроился и, воскликнув:
- Ну и иди ты… - выпрыгнул в окно.

Летом тепло, но лето все равно самая сложная пора. В это время ночей почти не остается. Миром правит губительное солнце. Почти не остается времени на то, чтобы искать пищу, не остается времени на то, чтобы искать убежище.
Злой, обиженный Зяблик бежал в сторону стройки. Времени потратил он уже много, а Вихря и Пыль так и не нашел. Он не знал, куда они еще могли пойти, но если вдруг на стройку - хотелось убедиться, что все с ними в порядке, и, если что, предупредить, что место это хреновое.
На стройке, на третьем этаже кто-то снова жег костер. Оттуда раздавались бренчание гитары и какие-то шорохи. Зяблик прислушался и, ныряя из тени в тень, поднялся до насиженного людьми поверха.
Ни Вихря ни Пыль он здесь не почуял. На всякий случай он тихо засвистел, как сверчок. Это был их с Вихрем опознавательный знак, но никто не отозвался.
Зяблик сел на перекрытие, свесив ноги и вздохнул. Куда-то туда спрыгнул вчера Пыль. Здесь об стену ударило Вихря. Зяблик соскучился по ним.
Внезапно незаметное, легкое чувство тревоги, преследовавшее Зяблика всю ночь, стало отчетливее. Зяблик вдруг почувствовала страх и какое-то движение где-то в темноте, внизу, под ногами. В черных верхушках кустарников, под стопками строительных блоков. Кто-то очень большой плавно двигался, приближаясь, свиваясь в тугой узел, готовясь к прыжку. Кто-то очень голодный.
Зяблик зашипел и дал деру. Не разбирая пути, он спрыгнул на землю, перелетел через ограждение стройки и ломанулся по улице, забыв об осторожности. Сбил с ног какого-то бомжа, опрокинул мусорный бак и нырнул в тень между домами где замер, слушая дробный, быстрый перестук своего сердца.
Он не преследовал. Его рядом не было.
Отдышавшись, Зяблик огляделся и прислушался. Он забежал в не очень хорошую часть города - ее уже давно делили между собой гнездо Краба и гнездо Бензина, и лучше было бы сюда не соваться. Вдоль стены, прячась в густой тени, быстро прошмыгивая участки под фонарями, Зяблик побежал домой, к подвалу Вихря.
Мелкого в домике на игровой площадке уже не было. Видимо, как решил Зяблик, Вихрь его уже застукал. Ну или подобрал, или прогнал. Зяблик сомневался в том, что Вихрь станет убивать безобидного одиночку.
Дверь подвала была прикрыта. Внутри на грани слуха Зяблик услышал голоса. Радостно улыбаясь, он приоткрыл дверь и зашел внутрь, но тут же понял, что был неправ. Пахло не родным гнездом. Запахи были чужие.
Кто-то прыгнул на Зяблика сверху, с труб и повалил. Не сумев развернулся к противнику лицом, Зяблик получил пару крепких ударов сзади, по уху.
- Опа! - сказал кто-то незнакомый впереди.
Зяблик лежал мордой в пол, прижатый кем-то тяжелым, сидящим на нем. Он приподнял, насколько мог голову и увидел кого-то незнакомого. Чужого. Всего чужаков, похоже, было двое.
- Какой шустрый-то. Ну сейчас мы с тобой поиграем, - ублюдок удалил Зяблика ботинком по лицу. Больно заныли зубы, и рот наполнила горькая кровь. Тот что сидел на Зяблике рассмеялся и, взяв крепко за шею, ткнул лицом в пол. Затем последовал удар под ребра. Заскулив, Зяблик постарался сжаться, выглядеть как можно более жалко, безобидно.
- Снимай с него штаны, - велел тот, что бил стоя..
Второй слез с Зяблика, держа за шиворот, и дернул его, поднимая на колени. Зяблик расслабился, затем согнулся резко, выскальзывая из толстовки и, извернувшись, вцепился зубами обидчику в предплечье. Куснул, что есть силы, рванул и ломанулся в сторону, от удара. Тот что командовал выругался и хотел было Зяблика схватить, но не успел. Прокушенный орал. Воняло кровью. Зяблик нащупал в углу кирпич. Этим кирпичом они с Вихрем и Пылью подпирали весной дверь, чтобы не дуло. Развернувшись, со всей дури Зяблик влепил кирпичом по морде кинувшегося следом главного. Громко, неприятно хрустнуло. Тут Зяблика прокушенный дернул за ногу, подтаскивая к себе, и пару раз врезал со всей дури ему в живот. Зяблик согнулся, хрипя, и получил укус в плечо. С воем он рванулся. Брызнула и потекла обильно по руке кровь. Зяблик, метя в лицо, рванул когтями, достал, успел почувствовать под пальцами глазницу. Противник заорал и отпустил.
Пинаясь, Зяблик отполз от места свалки и, дернув дверь, выскочил наружу. Не мешкая, он побежал, петляя между домами и гаражами, запутывая следы. Но погони, похоже, не было. Зяблик забрался в заброшенную голубятню и затих, слушая барабанную дробь сердца. Скотина-чужак фактически вырвал из плеча кусок мяса. Кровь все текла и никак не желала остановиться. Пульсируя в груди, снова разросся голод, вовсе не прибавляя спокойствия. Зяблик пощупал зубы - все были на месте. И то хорошо.
Небо на востоке изменило цвет и начало неумолимо светлеть. Близилось утро и нужно было убежище. Уходя вечером от человека, Зяблик был уверен, что найдет Вихря с Пылью и они уедут этой же ночью из города в грузовом каком-нибудь вагоне. Или в пригороде залезут на какую-нибудь дачу, чтобы временно спрятаться. Он совершенно не ожидал, что их подвал захвачен чужаками и совершенно неясно, куда делось родное гнездо. Зяблик, тихо поскуливая, потер предплечье и посмотрел на светлеющее небо. Стало одиноко и страшно. Наверное, так же себя чувствовал мелкий, сидя в детском домике на площадке. Хотя, наверняка, еще хуже. Зяблик отказывался предполагать, что с Пылью и Вихрем что-то случилось. Просто нужно было их найти.
Зяблик вылез и, прислушиваясь к каждому шороху, стараясь двигаться как можно тише и как можно быстрее, побежал в пригород, в сторону дома, где засел человек, обещавший ему кров.

- Он на стройке, - сказал Зяблик, стоя на пороге, когда человек открыл ему дверь в ответ на тихий дробный стук.
Человек присвистнул.
- Ох, красавец! Хорошо тебя отмутузили, - он посторонился, пропуская Зяблика в дом. Тот, пригнувшись и вжав голову в плечи, прошмыгнул мимо человека.
В доме был приятный полумрак. Человек завесил все окна плотными покрывалами. Стало спокойно.
- Что, предупредил своих?
Зяблик вздохнул.
- Не нашел. Наше место заняли какие-то сучары…
Человек подошел и взял Зяблика за плечи. Стрельнуло болью и Зяблик оскалившись зашипел.
- Но-но! - прикрикнул человек. Он расстегнул за Зяблике рубашку, снял с плеч и посмотрел на рану. - Ничего, - успокаивающе сказал он. - Пожрешь и затянется. Давай, марш в ванную.
Зяблик удивился.
- Опять?
- Каждый день, - заявил человек. - Привыкай.
Человек пах едой. Зяблик покосился на него, сглотнул от голода и послушно пошел мыться.

Зяблик сидел в душе под теплыми струями просто так. Потому что это было приятно. И даже рана на плече, глухо нывшая от воды, не могла этого испортить. Зяблик перенюхал содержимое всех баночек и нашел одну, которая пахла чем-то, от чего хотелось урчать. Он намылился светло зеленым из этой баночки, сел на пол душевой кабинки и замер. От успокаивающего шума воды и тепла даже голод утих немного и не заставлял куда-то бежать, что-то делать.
Проводив в ванную, человек вскоре снова зашел чтобы положить на белый, похожий на уличный холодильник агрегат новую одежду для Заблика. И Зяблик сидел и думал, зачем ему новая одежда, если та, что появилась вчера, ему понравилась. Еще он думал о том, как хорошо было бы сидеть так, под теплыми струями с Пылью и Вихрем. И еще думал о том, что блондин отказался с ним целоваться. Нет, Зяблик понимал. Если бы к нему подкатил кто-то незнакомый и предложил целоваться - он бы послал. Он и Вихря с этим посылал не раз, с разной степенью успешности. Но все равно было почему-то очень обидно.
Зяблик почувствовал, что его клонит в сон. Он встряхнулся и неохотно вылез из душевой кабины. Вытеревшись, он надел оставленные для него мягкие штаны и толстовку, приоткрыл дверь и прислушался. Было тихо. Человека в доме не было.
Зяблик осторожно вышел из ванной. Из помещения справа пахло человеческой едой и пивом. Впереди была уже знакомая комната, а слева - входная дверь.
Бесшумно ступая, Зяблик зашел в комнату и огляделся. Человек оставил на столе свой ноутбук и недоеденный гамбургер. У кровати валялся пакет с грязной одеждой Зяблика. Зяблик прошел по комнате. С опаской он заглянул в шкаф. Там лежала одежда, которая пахла человеком. По экрану раскрытого ноутбука плавали оранжевая и синяя капли, перетекая одна в другую. Зяблик завороженно за ними какое-то время наблюдал, а затем зевнул. Поежившись, он лег на своей матрас под окном и накрылся одеялом с головой.
Проснулся Зяблик от шагов человека. Он подходил к дому и с ним был кто-то еще.
Зяблик встрепенулся, сел спиной к стене и напрягшись принялся ждать.
Дверь отворилась и вошел человек. Поддерживая под локоть, он вел молодого парня с мечтательным отсутствующим взглядом. Тот еле переставлял ноги и был обдолбан в хлам. Человек посадил нарика на пол и отряхнул руки.
- Зяблик, - позвал он. - Ешь. Оставишь на нем следы - выпорю.
Голод всколыхнулся, застилая разум. Рыкнув, Зяблик с места рванулся к сидящему парню, прилип к нему, впился зубами и присосался к его сущности, к его жизни.
- Хватит, - спустя некоторое время услышал, сквозь шум в голове Зяблик. Сказано это было так резко, так остро, что сознание прояснилось. Зяблик замер и осторожно отстранился от нарика, окончательно уже потерявшего сознание.
- Ах ты же умница! - воскликнул человек и потрепал Зяблика по волосам. Тот неохотно мотнул головой, вяло пытаясь убраться из-под руки. Но почему-то от похвалы стало спокойно. Приятно.
Человек унес нарика. Зяблик вернулся под теплое одеяло сытый, успокоившийся и мгновенно заснул.
Когда он проснулся, солнце еще не село, а только подползало к горизонту на западе. Прислушиваясь, Зяблик лежал под одеялом. Сегодня человек не приковал его к батарее. Возможно оттого, что Зяблик послушался его и вернулся, вместо того чтобы сбежать. Пришла в голову мысль, что человек этот очень в себе уверен. Ведь Зяблик мог бы и напасть ночью. Или по какой-то причине человек был уверен, что не нападет. Если он охотник, то, наверное, хорошо понимает Зяблика.
Человек щелкал по клавишам, сидя на кровати.
Зяблик заворочался и спросил:
- А почему не все люди охотятся на нас?
Человек поднял голову и хмыкнул.
- Интересный вопрос… Потому что это грязное и неблагодарное занятие, думаю.
- А зачем тогда охотятся? - удивился Зяблик.
- Некоторым это нравится. Потом за это очень хорошо платят, - ответил человек задумчиво.
- А вы нас ненавидите?
Человек рассмеялся.
- Почему ты заинтересовался вдруг?
Зяблик вздохнул, поворочался, все сомневаясь, рассказывать или нет. Человек терпеливо ждал.
- Я слежу за одним студентом, - сказал Зяблик. - Уже давно. Не то чтобы я его хотел съесть или что-то еще. Просто он такой… невозможно за ним не наблюдать. Он очень красивый. Очень. Я когда на него смотрю, я что-то такое чувствую… очень хорошее. И так хочется быть рядом и дотронуться. И чтобы он смотрел. Но он меня испугался.
- Каков неженка, - усмехнулся человек. - А какой он. Опиши?
Зяблик задумался. Взгляд его стал мечтательным.
- У него очень светлые волосы такого чистого, теплого цвета. И кожа ровная и светлая. Он носит очки. Глаза у него голубые. Очень яркие.
Человек усмехнулся.
- Иди-ка сюда.
Зяблик на человека покосился. Тот похлопал по кровати рядом с собой. Зяблик осторожно вылез из-под одеяла и, бочком приблизившись, сел с человеком рядом.
- Смотри, - человек развернул к Зяблику монитор. - Читать умеешь? Читай.
На ярком, мерцающем экране Зяблик увидел портрет красивого молодого человека в очках, очень похожего на его блондина. Рядом были какие-то значки. Зяблик не с первого раза смог воспринять их как буквы. Но когда осознал, что они имеют смысл, сумел прочесть первую строчку по слогам.
Сначала стояли какие-то цифры, а потом было написано: “...ушел из дома и не вернулся Александр Зяблик. Студент второго курса медицинского института имени…” дальше шло трудночитаемое что-то из без смысла. Какое-то время Зяблику понадобилось чтобы переварить прочитанное, и он усмехнулся.
- Тоже Зяблик, - сказал он. - Как и я.
Человек молчал и задумчиво смотрел на Зяблика. Тот скосил взгляд на человека. В ответ человек взъерошил ему волосы.
- Надо бы тебя причесать, - задумчиво сказал он.
- А я правда страшный? - спросил Зяблик.
Человек усмехнулся.
- Ты хищник. Люди самой природой запрограммированы таких как ты бояться. Считать ужасными, отвратительными.
- А вы?
- А я из тех, кто сумел побороть инстинкты. Быть может я не совсем психически нормальный, но я таких как ты не боюсь.
- А вы бы согласились меня поцеловать? - спросил Зяблик. Человек удивился.
- Интересный вопрос. А почему тебя это интересует?
- Я спросил его, моего блондина, можно ли я тебя поцелую. Он меня послал. А вы бы согласились?
- Ну я тебе уже говорил, что ты не страшный, а вполне симпатичный. Ну, на мой вкус. Так что я может и не только поцеловал бы.
Зяблик хмыкнул и задумался.
Человек закрыл ноутбук и поднялся.
- Так, Зяблик. Сегодня ты никуда не идешь. Сидишь здесь. А я пойду разбираться с вашим этим Проголодавшимся Гадом.
Зяблик встрепенулся, вскинул голову.
- Но я не предупредил Вихря с Пылью! - воскликнул он. - И в подвале нашем чужие были! Пожалуйста, можно я пойду их найду!
Человек задумался, глядя на Зяблика.
- Хорошо. Но на стройку не суйся. Понял?
Зяблик кивнул.
- Джинсы в сушке.
Зяблик непонимающе посмотрел на человека. Тот усмехнулся, сходил в ванную и принес Зяблику вчерашние джинсы.

Зяблик бежал в сторону центра. Возвращаться в подвал было страшно. После того, как он отделал тех двух, с него бы их гнездо теперь шкуру спустило, попадись он им в руки. А как теперь искать Вихря и Пыль было совершенно неясно. Зяблик решил сбегать на фабрику в надежде хотя бы след взять, если они сегодня там были.
В городе творилось неладное. Чувствовалась тревога. То и дело на стенах попадались метки об опасности. Зяблик передвигался очень осторожно, очень тихо. Меньше всего он хотел сейчас попасть в чью-нибудь разборку за территорию.
На фабрике недавно была драка. Пахло кровью, злостью и страхом. Но смертью не пахло. Побродив немного, Зяблик вдруг учуял запах Вихря. Он был здесь. Это он здесь дрался. И, судя по всему, победил. И запах Пыли, поискав, Зяблик тоже нашел. Напоминая себе псину, Зяблик метался туда-сюда, силясь уловить в воздухе запахи, стараясь понять куда направились Вихрь с Пылью. Он дошел до дороги и след оборвался, сменившись вонью бензина.
Встав в тени фонаря Зяблик замер и задумался, прислушиваясь к городу. Ближе всего из любимых мест Вихря была стройка. И это было дважды плохо. Во-первых, потому что там мог оказаться Голодный Гад, во-вторых, потому что человек запретил туда ходить. И это было странно и даже стыдно, но Зяблику отчего-то было сложно его ослушаться. Но если они там, Зяблик должен был их предупредить, невзирая на любые запреты. Предупредить о Голодном Гаде, об охотниках и о том, что нужно бежать.
Когда Зяблик добежал до стройки, стало уже совсем темно. Громко шумела музыка из подъехавшей машины. Смеясь, болтая вокруг нее стояли веселые, беспечные девушки и парни, в очередной раз приехавшие сюда покурить и выпить.
Зяблик замер у ворот, прислушиваясь к ощущениям, но Голодного Гада не почувствовал. Зато услышал донесенный ветром голос Вихря. Тот был на стройке. Зяблик не помнил даже, когда в последний раз испытывал такую радость. Перемахнул через ограду, он помчался на голос. Вихрь сидел на парапете недоделанного балкона на втором этаже. Тут же сидел и курил Пыль.
Зяблик буквально взлетел на второй этаж.
- Вихрь! - крикнул он, - Пыль!
- Птичка! - воскликнул Вихрь, спрыгнул с парапета и схватил Зяблика за плечи. Вгляделся, принюхался, прижал к себе, и, слегка отстранив, ударил кулаком по скуле.
- Ты чего? - офигев, воскликнул Зяблик.
Вихрь подножкой Зяблика повалил, сел верхом и ударил снова.
- Ты где был? Кто тебе одежду дал? Кем от тебя пахнет? - зарычал Вихрь.
- Утырок, слезь с меня! - вскрикнул Зяблик. - Больной!
Еще раз ударив Зяблика по лицу, Вихрь схватил его за шею двумя руками, притянул и поцеловал. Зяблик принялся мычать и вертеть головой, разозленный донельзя такой встречей.
- Убью! - Вихрь пошел на очередной круг: снова его ударил, за шиворот поднял с земли, прижал к стене и навалился, целуя.
Пыль рассмеявшись сказал:
- Вихрь, ты определись!
- Не лезь! - гаркнул Вихрь. Пользуясь случаем, Зяблик лбом ударил того в нос, оттолкнул и вырвался.
Вихрь выругался громко и пошел на Зяблика.
- Вихрь! Надо уходить! - отступая затараторил Зяблик. - Тут Голодный Гад. А в городе охотники. Меня охотник поймал.
Вихрь прыгнул и повалил Зяблика.
- Где ты шлялся? Ты был вчера у подвала. Где ты пропадал днем? С кем? - зарычал Вихрь в лицо Зяблику. - К кому ты переметнулся? К новым?
Зяблик зашипел. Вихрь поцеловал его, ударив затылком о бетон и укусил в губу. На заднем плане, не унимаясь ржал Пыль, а на этаже послышались голоса студентов и один знакомый среди них. Вихрь, не слезая с Зяблика, толкнул его на пол и сел, прислушиваясь. Его зрачки сузились в две точки.
- А вот и мясной твой полуфабрикат. Мы с ним, я помню, не закончили! Его ты хочешь? Его? - Вихрь ударил Зяблика в бок, тот взвыл от боли и выругался.
Буквально за стеной раздавались голоса. Там разжигали костер в бочке, смеялись, ничего не слышали, ничего не видели. По крайней мере все, кроме одного. Как назло, блондин умел воспринимать.
- Это ты здесь? - спросил он, выглядывая на балкон, озираясь слепо.
Оскалив полную зубов пасть, Вихрь рванул к блондину. Зяблик, шипя, повис на нем как клещ.
- Не смей, сука! Да оставь ты его, идиот! - заорал он.
Пыль перестал ржать и рявкнул:
- Хватит! Народец, хватит, мы же гнездо!
Блондин вдруг, похоже, увидел что-то, охнул и со страхом на лице вжался спиной в стену.
Тут Зяблик наконец почувствовал. Совсем близко. Медленно, плавно, страшно приближающегося хищника. Почти у цели. Почти уже под ногами.
- Вихрь, - заорал Зяблик, вскакивая и дергая Вихря за рукав, - Бежим! Скорее! Он здесь!
Вихрь развернулся, оставив блондина, к радости Зяблика, но, вместо того, чтобы бежать, ударил Зяблика в живот и повалил на землю, согнувшегося и глотающего воздух.
- Я никуда тебя не отпущу, понял! - закричал он Зяблику в лицо, склонившись к нему. - Я лучше убью тебя!
- Вихрь! Зяблик! - заорал испуганно Пыль, - Бежим!
Наконец, осознавший опасность Вихрь резко вскочил. Шатаясь, Зяблик поднялся, побежал к парапету и почувствовал спиной приближение Его. Ноги подкосились от страха, Зяблик развернулся и увидел как Голодный Гад прыгает на него. Увидел приближающуюся пасть, полную зубов до самой глотки.
Крик застыл в горле у Зяблика. Гад метнулся. С яростным криком в бок Зяблику врезался Вихрь. Зяблик полетел кубарем по бетонной плите, врезался в парапет и оглянулся. Пасть Голодного Гада схлопнулась на бедре Вихря. Тот заорал. Голодный Гад мотнул головой, подкинул кричащего Вихря в воздух и схватил его своей пастью уже поперек туловища с омерзительным, жутким хрустом. Снова дернул головой и принялся заглатывать.
- Бежим! - услышал как будто издалека Зяблик голос Пыли и успел увидеть его самого, прыгающего с балкона вниз.
Зяблик с трудом перевернулся и, цепляясь за парапет поднялся. Голодный Гад дернулся к нему. Зяблик заорал. И в этот момент раздался оглушительный выстрел. Голодный Гад взревел и, заклубившись черным вонючим дымом, рассеялся. Завизжали студенты. С криком, чуть не сбив охотника с ног, с балкона убежал блондин.
Человек возник в пустом дверном проеме. В его руках была винтовка. Он выглядел очень хищным в этот момент. Прислушиваясь, ловя каждый шорох, он оглядывался в поисках Голодного Гада, но Зяблик увидел его первым. С громким хлопком тот возник из темноты позади человека.
Зяблик крикнул, но предупредить не успел. Голодный Гад заклубился, ударил темным своим телом, так что человек отлетел в сторону, с силой врезавшись в бетонную стену, и осел. Собравшись и снова приняв форму, Голодный Гад подполз к человеку. Тот приподнялся на руках. Винтовка валялась в стороне.
Заметавшись, Зяблик было хотел выпрыгнуть за парапет и побежать за Пылью, но в последний момент заозирался, схватил кирпич и с громким криком запустил в Голодного Гада. Следом за кирпичом он кинул следующий кирпич, затем, какой-то обломок, потом какой-то прут.
Хищник дернулся, клацнул пастью и развернулся к Зяблику. Тот кинул в приближающуюся тварь арматуриной и закричал.
С металлическим звуком что-то покатилось под Голодным Гадом, готовым уже к прыжку. Вокруг твари беззвучно вспыхнуло синим и Зяблика откинуло к стене. Окруженный искрящейся, воняющей электричеством синей дымкой, Голодный Гад ревел и бился, не в силах из этой ловушки выбраться. Человек, поморщившись, сел, достал из кармана что-то стеклянное, прицелился и кинул еще раз точно под Голодного Гада. Стекло звякнуло. Полыхнуло жарко синим пламенем. Тварь взвыла, затряслась и начала гореть, клубясь и тая.
Зяблик сидел, как завороженный глядя на подыхающего Гада, и, даже когда от того не осталось ничего, кроме огромного и жирного пятна копоти на полу, не пошевелился.
Человек подошел и встал рядом. Зяблик вздрогнул и поднял голову.
- Как ты? - спросил человек. - В порядке?
Зяблик кивнул. Человек протянул ему руку. Вцепившись в нее, Зяблик поднялся на ноги, все так же растерянно и отупело глядя на то, что осталось от твари.
- Он сожрал Вихря… - сказал Зяблик.
Человек помолчал, затем положил руку Зяблику на плечо и сказал:
- Пойдем. Пора домой.
Зяблик кивнул заторможено и они пошли.
Уже было совсем темно. Зяблик, ссутулившись, засунув руки в карманы шел рядом с человеком. Думать о чем-то получалось у него плохо.
- Ну что, Зяблик, - сказал человек, - останешься на меня работать?
Зяблик удивился.
- Так Главный Гад же мертв. Зачем я вам еще нужен?
- У меня много работы. Мне нужен помощник… на той стороне.
Зяблик пожал плечами.
- Не знаю… Я мог бы найти Пыль… Но Вихрь умер. Гнезда без него нет. И как раньше уже не будет.
- Тебе от этого плохо? - спросил человек тихо.
- Угу… - Зяблик шмыгнул носом, - он себя вел как последняя сука. Считал нас с Пылью своими. Обругал меня, облапал, побил. Сказал, что вообще убьет, но я же знаю, что не убил бы…
Человек обнял Зяблика за плечи. Тот поежился, покосился на него, вздохнул и расслабился.
- Это он сделал тебя таким? - спросил человек.
- Таким? Каким? - не понял Зяблик.
Человек задумался. Какое-то время он шел молча, а потом сказал:
- Забей, - и, помолчав еще, добавил: - Теперь о тебе заботиться буду я. Вместо твоего Вихря.
Зяблик помолчал и спросил:
- И что, орать и ревновать тоже будете?
Человек посмотрел на Зяблика и усмехнулся.
- Вполне вероятно.

Москва
21 - 23 января 2017 года

Добавить комментарий